Дети на границе, или почему Пулитцеровскую премию нужно переименовать в Геббельсовскую

Средства массовой дезинформации США, как по команде, зашлись в истерике по поводу детей, которые содержатся на мексиканско-американской границе. Команда на истерику, разумеется, была – в виде очередной методички из ЦК Демократической партии. Но, прежде чем лить слезы по поводу детей, разлученных со своими семьями, давайте зададимся простым вопросом – кто и когда подал в суд на администрацию Трампа по поводу разъединения детей и их родителей?

Никто не подал в суд. И ACLU, и SPLC, и все другие борцы за права нелегальных иммигрантов молчат.

Напомню, что в случае двух недавних иммиграционных истерик – по поводу ограничения на въезд в США граждан из нескольких неблагополучных мусульманских стран и по поводу разгрома так называемого «каравана иммигрантов» – на Трампа тут же подали в суд.  В первом случае дело даже дошло до Верховного Суда США, в котором Трамп, как и ожидалось, одержал победу.

Разгром же «каравана иммигрантов» происходил достаточно мирно – только 1/10 часть участников каравана добралась до границы с США, а остальные попросту обратились в 9 американских консульств не территории Мексики (из них 7 удобно расположены как раз недалеко от границы с США). Тем не менее демократы явно выражали симпатии именно участникам каравана, то есть потенциальным нарушителям границы, а не американским законам.

Так почему же Трампа и в этот раз не привлекают к суду – теперь уже за разъединение семей? Потому что демократы привлекают его к суду за воссоединение семей.

История вопроса такова. В 1987 году иммиграционные адвокаты подали в суд на федеральное правительство. Рассмотрение этого дела затянулось на 10 лет, пока наконец-то в 1997 году стороны не пришли к приемлемому соглашению (так называемый Договор Флорес). В соответствии с этим соглашением, несовершеннолетних нелегальных иммигрантов, которые пересекают границу США в одиночку (без родителей) нельзя содержать в заключении более 20 дней. Это соглашение является легальным прецедентом и, тем самым, приравнивается к закону.

Этот закон вынуждает федеральные власти в течение 20 дней найти либо родителей, либо каких-либо родственников или опекунов, которым можно было бы передать этих детей. В 2002 году этот легальный прецедент вошел в закон, принятый Конгрессом США, а в 2015 году суд не только подтвердил этот закон, но и расширил его. Судья Долли Ги постановила, что этот закон касается не только детей, нелегально пересекающих американскую границу в одиночку, но и детей, нелегально пересекающих границу вместе с родителями. В 2016 году апелляционный суд оставил это решение в силе.

И президент Обама, и президент Трамп были вынуждены исполнять этот закон.

На практике это выглядит так. Если ребенок (в одиночку или с семьей) приходит на пункт американского пограничного контроля и просит политического убежища, то ни его, ни его родителей не арестовывают, а размещают в иммиграционных центрах до рассмотрения дела иммиграционными властями. Это – не тюрьма, а гостиница, и его обитатели не являются заключенными, поэтому никакого разъединения семей в этом случае не происходит.

Дело принимает совсем другой оборот, если ребенок пересекает границу нелегально. Тонкость заключается здесь в том, что первое нелегальное пересечение границы считается в Америке не уголовным преступлением, а административным правонарушением. Таких нарушителей, как правило, в течение нескольких дней выдворяют из страны, так что никакого разъединения семей и в этом случае не происходит.

Но второе и последующие нелегальные пересечения государственной границы США – это федеральное уголовное преступление. В этом случае вступают в силу совершенно другие законы. Например, если жители США совершили уголовное преступление, то их сажают в тюрьму. А их детей – нет. Происходит разъединение семей. Разумеется, похожие законы существуют во всех странах. Статистика такова – в Америке около 150 тысяч детей живут отдельно от своих родителей, которые совершили преступления и отбывают сроки в тюрьмах. Эти дети живут либо в специальных приютах, либо у родственников или знакомых (а зачастую – и у совсем незнакомых людей, которые добровольно вызвались помочь таким детям).

В случае повторного нелегального перехода границы родители, как правило, сразу идут в тюрьму, а детей у них забирают и передают в специальные (и лицензированные по Договору Флорес) детские приюты. Так происходило во время администрации Обамы (за исключением тех случаев, когда пойманным нелегалам назначали дату суда и отпускали – так называемый метод «поймать и отпустить»), и так происходило при администрации Трампа.

Именно так – происходило. Но более не происходит, потому что Трамп своим президентским Указом запретил разъединение семей на государственной границе. Теперь дети должны будут находиться вместе с родителями. В тюремных условиях. Более 20 дней. Таких детей сейчас – около 2 тысяч.

Разумеется, Указ Трампа о воссоединении семей – явное нарушение иммиграционного законодательства. И, разумеется, на администрацию Трампа сразу же подали в суд. И, разумеется, администрация Трампа этот суд проиграет.

Но Трамп по поводу неминуемого проигрыша этого дела в суде никак не печалится. Наоборот, он всячески стремится к тому, чтобы проиграть этот суд как можно скорее. Желательно до конца октября этого года. Потому что выборы в Конгресс – в ноябре, а любой иммиграционный скандал – это политическая ошибка демократов.

Похоже, демократы так и не выучили уроки выборов 2016 года. Вместо этого они с каким-то тупым остервенением продолжают каждодневно доказывать, что они – не партия  граждан Америки, а партия нелегальных иммигрантов. Вместе с тем, граждане США предпочитают заботиться, в первую очередь, о гражданах США. Трамп понял это и выиграл выборы 2016 года. Но в 2018 году демократы сами предложили ему сыграть тем же козырем, и Трамп этим козырем с удовольствием воспользуется.

Мы пока не знаем имя того умника из ЦК Демократической партии США, который собрал большое количество душещипательных фотографий из детских миграционных приютов 2014-2015 годов (то есть времен Обамы), и обнародовал их под видом современных. Все органы массовой дезинформации Демократической партии тут же принялись обвинять Трампа в жутких условиях содержания в (Обамовских) детских миграционных приютах. В самом деле, ведь «правильно раскрытая» – по канонам политкорректности – тема обездоленных детей вполне потянет на Пулитцеровскую премию по журналистике.

И когда этот пропагандистский скандал начал уже было затухать (потому что факты, как мы знаем, упрямая вещь), Трамп издал свой Указ о воссоединении семей. Указ, призванный не столько воссоединить семьи нелегалов, сколько удержать избирателей в постоянном напряжении по поводу демократов, которые ставят интересы нелегальных иммигрантов выше интересов граждан США.

В самом деле, кому больше симпатизируют американцы – 150 тысячам американских детей, родители которых преступили закон, или 2 тысячам детей нелегальных иммигрантов-рецидивистов?

Даже если милосердие распределено равномерно на американских и неамериканских детей, то политические предпочтения отнюдь не симметричны. Все американцы знают об этом, но демократы узнают об этом только в ноябре этого года.

Интересно, кого же демократическая партия, которая бездумно раздает выигрышные козыри своим политическим противникам, обвинит на этот раз в проигрыше на выборах? Опять русских?

Похороны Анти-Трампизма

Похороны Анти-Трампизма

Выступление президента Трампа с традиционным ежегодным посланием Конгрессу США было встречено американским народом с энтузиазмом. Положительный рейтинг этого выступления – на уровне 75%, что по американским меркам просто неслыханно.

Впрочем, не все восприняли выступление Трампа перед Конгрессом с одобрением. Демократы в Конгрессе сидели, словно на похоронах. И я с ними (а это бывает очень редко) полностью согласен.

Если для Трампа это был триумф, то для демократов это были похороны. Похороны их политического будущего. Похороны их реванша на выборах в 2018 году. Похороны их безумной идеи об импичменте Трампа.

Чем больше говорил Трамп, тем мрачнее становились демократы. Люди неглупые, они наконец-то поняли, что анти-Трампизму пришел конец, и спасения им ждать неоткуда. Трамп устроил грандиозное телевизионное шоу, и большинство демократов откровенно мечтало только о том, чтобы это мучительное для них политическое шоу поскорее закончилось.

В отличие от всех предыдущих президентов, Трамп персонифицировал буквально каждую тему, которую он затрагивал.

По вопросу о снижении налогов он представил бизнесмена, который нанимает больше работников. По вопросу о финансировании вооруженных сил он представил сержанта, который геройски спас своего напарника на поле боя. По вопросу о криминальных нелегальных иммигрантах он представил две семьи, 16-ти летние дочери которых были зверски убиты членами мексиканской банды MS-13 на территории Америки. По вопросу о концлагере под названием «Северная Корея» он представил мужественного одноногого беженца, который на костылях вырвался из коммунистического рая в наш капиталистический ад.

Демократы поняли игру Трампа с самого начала его выступления, и поэтому сидели с явно нефотогеничными гримасами на лицах. Что они могли противопоставить инициативе о прекращении финансовой помощи тем странам, которые проводят недружественную по отношению к США внешнюю политику? Что они могли противопоставить решению Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля?

Что они могли противопоставить тому, что некогда считалось у консерваторов табу, а теперь инкорпорировано Трампом – оплачиваемый отпуск при рождении ребенка и разрешение использовать экспериментальные (и еще официально не утвержденные) лекарства смертельно больным людям. Наконец, Трамп отнял у демократов последнее – проблему эмиграции.

Демократы рассматривают любые ограничения на иммиграцию как экзистенциальную угрозу для себя, и с этим трудно не согласиться. Демократы давно превратились в клуб разношерстных маргиналов – это и социалисты, и коммунисты, и черные расисты, и сексуальные меньшинства, и мусульмане (которые, кстати, враждебно настроены и к геям, и к иммигрантам из Латинской Америки, потому что латинос – в основном весьма набожные христиане).

Демократическая партия давно превратилась в конгломерат некогерентных и антагонистических группировок. Остановка эмиграции означает для них неминуемую политическую гибель.

Поэтому они и выдвинули неприемлемое для республиканцев условие об иммиграционной амнистии для тех иммигрантов, которые были привезены в Америку малыми детьми. Их родители нарушили закон, но милосердие подсказывает, что эти дети вроде бы страдать не должны (хотя нынешние законы Америки этого совсем не предусматривают).

Недавняя попытка лидеров демократов прекратить финансирование федерального правительства провалилась, потому что правительство не имеет права останавливать свою работу просто-напросто из-за того, что в нашей стране находятся нелегальные иммигранты.

Вместе с тем, демократы попытались сделать всю Америку заложником в руках нелегальных уборщиков туалетов и сборщиков помидоров.

Демократы потерпели поражение, и теперь их партия стала прочно ассоциироваться с «партией нелегалов». Тема, которую они выбрали для выкручивания рук Трампу, оказалась проигрышной, потому что подавляющее большинство американцев больше беспокоятся за самих американцев и их детей, чем за нелегальных иммигрантов и их детей.

Используя нелегальных иммигрантов в качестве политического оружия, демократы блефовали, и этот блеф окончился пшиком.

Трампу, конечно, хотелось бы, чтобы остановка правительства продолжалась немного подольше, и демократы окончательно бы увязли в собственном болоте. Тем не менее своими непродуманными действиями они дали в руки Трампу очередную политическую победу, организовали против себя внушительную негативную прессу, и подверглись резкой критике со стороны радикальных марксистов внутри своей партии.

Но для демократов беда, как говорится, не приходит одна. Трамп воспользовался их ошибкой в вопросе эмиграции, и сам предложил амнистию детям, привезенным своими родителями-нарушителями закона в США. Но теперь уже на своих условиях. На условиях победителя. И эти условия таковы, что уход Демократической партии в политическое небытие практически гарантирован.

Трамп требует остановить цепную реакцию, начатую в 1960-х годах демократами под именем «цепной эмиграции», когда один-единственный член семьи, пробравшийся в Америку, имеет возможность привезти за собой практически всю свою деревню (поскольку там все являются в той или иной степени родственниками – близким или дальними). Недаром на демократическом политическом сленге нелегальных иммигрантов называют «незарегистрированными демократами».

Трамп также требует прекращения визовой лотереи, которая привела к тому, что в Америку приезжают люди случайные. Эти люди нуждаются в Америке больше, чем Америка нуждается в них.

Наконец, Трамп требует закрыть тему нелегальной эмиграции раз и навсегда. Он требует постройки 10-метровой стены по всей границе с Мексикой.

Если бы демократы умели играть в политические шахматы, они сразу бы поняли, что Трамп жертвует мелкую политическую пешку – детей нелегалов – для того, чтобы ослабить позиции противника и выиграть либо крупную фигуру – выборы 2018 года, либо даже всю партию – выборы 2020 года.

Что американские граждане увидели на экранах телевизоров во время выступления Трампа в Конгрессе?

Они увидели заискивающую дегенеративную гримасу лидера демократов в Сенате Шумера.

Они увидели лидера демократов в Палате представителей Пелози, которая с тупым упрямством все полтора часа занималась массажем десен.

Они увидели демократов, в полном составе отказавшиеся приветствовать 10-летнего мальчика, который со своими школьными друзьями по собственной инициативе установил 40 тысяч американских флажков на могилах военных.

Они увидели чернокожих конгрессменов, которые демонстративно проигнорировали тот факт в выступлении Трампа, что уровень безработицы среди черного населения Америки снизился до исторического минимума.

Они увидели похороны политических шулеров. И они увидели триумф прагматичной Америки.


Фальшивый Апокалипсис

Сначала демократами был объявлен конец света из-за глобального похолодания в 1970-х годах. Ему на смену пришел еще более ужасный конец света из-за глобального потепления в 1990-х (правда, этот конец света был ненадолго прерван скоротечными концами света из-за компьютерной проблемы 2000 года и окончанием календаря майя в 2012 году).

Теперь и концу света из-за глобального потепления пришел конец. Ему на смену пришел конец света из-за налоговой политики Трампа (этот конец света тоже был ненадолго прерван, теперь уже традиционно, демократами, концом света из-за отмены Net Neutrality и концом света из-за признания Иерусалима столицей Израиля, но всего на несколько дней).

Демократы и в Сенате, и в Палате представителей единым фронтом выступили против снижения налогов. Собственно, ничего другого от партии-основателя Ку Клукс Клана, партии антисемитов, и партии социалистов никто и не ожидал. Демократы пытались засунуть палки в колёса локомотиву Трампа, используя «правило Бёрда» – того самого демократа Бёрда, который в свое время был одним из лидеров ККК. Но удержать Америку на демократической плантации не удалось.

Тем не менее двенадцать конгрессменов-республиканцев к демократам все же присоединились. Вся республиканская дюжина, кроме одного – из Калифорнии, Нью-Йорка и Нью-Джерси, то есть из традиционно левых штатов с самыми высокими в Америке местными налогами. В результате (коварного – а какого же еще) плана Трампа местные налоги теперь придется платить не вместо, а (о ужас!) в дополнение к федеральным налогам. Ничего странного и личного в поведении республиканской дюжины нет. Просто бизнес. Ведь их голоса ничего изменить не могли, а этим конгрессменам, ну, вы же понимаете, в следующем году опять избираться…

Конец света из-за Трампа будет, по заверениям обитателей вашингтонского болота, еще более ужасным, чем предыдущие концы света, когда налоги снижались президентами Кулиджем, Кеннеди, Рейганом и Бушем. Как нам недавно стало известно из репортажа Clinton News Network, снижение налогов Трампом убьёт не только остатки американских граждан, выживших при предыдущих снижениях налогов. Низкие налоги, оказывается, убьют еще и всю нашу планету, и пугливых НЛО, на изучение которых у демократов теперь не будет денег.

Граждан Америки, случайно выживших из-за отмены Трампом государственного контроля над интернетом, ожидает очередное болезненное испытание – теперь из-за Трампа у них в кошельках будет больше денег. И не забудьте, что на новоязе перенос Трампом посольства США из Тель-Авива в Иерусалим – это антисемитизм, а отказ от государственного контроля над интернетом – это фашизм. А снижение корпоративного налога с 35% до 21%, которое сделает Америку магнитом для инвестиций – это тоталитаризм.

Конец света, о котором достоверно знает только просвещенная левацкая элита с самым высоким и недоступным для остальных американских граждан IQ, наступит, по ее словам, очень скоро. Конец света неизбежен, потому что диктатор Трамп отменил также и горячо любимый народом мандат Обамакер на принудительную покупку медицинских страховок по астрономическим ценам.

Но вы можете спастись, только если купите наше самое лучшее змеиное масло Трампу будет объявлен импичмент. Объявлен теми, кто все-таки выживет при апокалипсисе низких налогов.

The Great Equalizer 2.0

The first great equalizer – the revolver – was invented back in the nineteenth century.  The U.S. federal government, in accordance with the Second Amendment to the Constitution, as expected, withdrew from having discretionary control over revolvers.  As a result, the chances of bad guys versus good guys have leveled off.  And in the end, the mores of the Wild West have been replaced by a law-abiding (and armed to the teeth) America.

The second great equalizer – the internet – was also invented in America.  The U.S. federal government, in accordance with the First Amendment to the Constitution, as expected, withdrew from control over the internet.  As a result, the chances of bad guys versus good guys, from the point of view of the free distribution of information, have leveled off.

As in the case of revolvers, there were some excesses of the internet.  As a result, about 80% of all websites in the world are porn, and about 90% of all e-mails are spam.  But the government preferred not to intervene.  Consumers themselves determine which websites to go to and which ones to ignore.  The internet industry has grown to a gigantic scale.  The number of internet sites and the speed of information transfer have grown exponentially for many years.  For example, my first modem had a speed of 2,400 bits per second, and it was as much as three times faster than the very first modems at 800 bits per second.

The exponential growth of the new industry continued until mid-2015.  In that year, the Obama administration decided to implement government control over the internet.  The P.R. campaign was conducted under the slogan “net neutrality.”  But the remarkable term “net neutrality” had nothing in common with either the net or its neutrality.

In the progressive, politically correct Newspeak, this term meant “government control over the redistribution of profits on the internet.”  Similarly, the term “global warming” has nothing to do with the rise in the temperature of the atmosphere; rather, in Newspeak, it means simply “a global redistribution of wealth.”

A year and a half passed, and the Trump administration abolished net neutrality.  Thus, the business on the internet returns to the old and well-known bosom of “creative destruction” that exists under capitalism and was inherent to the internet until mid-2015.

It’s no secret that internet technologies work in a similar fashion in any other industry.  A supporter of net neutrality, the company Netflix, for some reason, forgot that it was “creative destruction” that led to the success of the online theater Netflix and other numerous online theaters.  After all, Netflix’s popularity took off due to the destruction (and subsequent bankruptcy) of the retail chain Blockbuster.

Google is also a supporter of net neutrality.  But the rise of Google was due to the destruction (and subsequent bankruptcy) of many old-fashioned advertising agencies.  Until recently, this whole cycle of “creation – destruction” on the internet took place without any intervention by the federal government.

The key to the control of the internet is that net neutrality was adopted and then canceled by non-electable bureaucrats of the federal government who are appointed by the president and who are unaccountable to Congress.  Maybe in some countries, this model of the internet will appeal to citizens.  But freedom-loving America will never allow some faceless bureaucrats to control what we already successfully control.

 

[Originally published at American Thinker]

Великий эквалайзер 2.0

Первый великий эквалайзер – револьвер – был изобретен еще в XIX веке. Федеральное правительство США, в соответствии со второй поправкой к Конституции, как и ожидалось, самоустранилось от контроля над револьверами. В результате шансы плохих парней и хороших парней выровнялись, и в конце концов на смену нравам Дикого Запада пришла законопослушная (и вооруженная до зубов) Америка.

Второй великий эквалайзер – интернет – тоже был изобретен в Америке. Федеральное правительство США, в соответствии с первой поправкой к Конституции, как и ожидалось, самоустранилось от контроля над интернетом. В результате шансы плохих парней и хороших парней с точки зрения свободного распространения информации выровнялись.

Как и в случае с револьверами, не обошлось без эксцессов, конечно. В результате около 80% всех сайтов в мире – порно, а около 90% всей электронной почты – спам. Но правительство решило не вмешиваться – потребители сами пусть решают, на какие сайты ходить, а какие игнорировать. Индустрия, связанная с интернетом, выросла до гигантских масштабов. Количество интернет-сайтов и скорость передачи информации росли экспоненциально в течение многих лет. (Мой первый модем имел скорость 2400 бит в секунду, и это было в целых три раза быстрее, чем самые первые модемы со скоростью 800 бит в секунду.)

Экспоненциальный рост новой индустрии продолжался до середины 2015 года. В том году администрация Обамы приняла решение о государственном контроле над интернетом. Обработка общественного мнения шла под лозунгом Net Neutrality. Но замечательный термин Net Neutrality ничего общего не имел ни с сетью, ни с ее нейтральностью.

На прогрессивно-политкорректном новоязе этот термин означал «государственный контроль над перераспределением прибыли в интернете». Точно также, как термин «глобальное потепление» не имеет ничего общего с повышением температуры атмосферы, но на новоязе означает «глобальное перераспределение собственности».

Прошло полтора года, и администрация Трампа отменила Net Neutrality. Тем самым бизнес на интернете возвращается в старое и хорошо знакомое лоно капиталистического «созидательного разрушения», которое было в интернете до 2015 года. Ни для кого не секрет, что интернет-технологии работают так же, как и в любой другой индустрии.

Сторонники Net Neutrality – компания Netflix – почему-то забывают, что именно «созидательное разрушение» привело к успеху онлайн-кинотеатра Netflix и других многочисленных онлайн-кинотеатров. Ведь взлет Netflix произошел за счет разрушения (и последующего банкротства) всеамериканской сети Blockbuster.

Кампания Google также является сторонником Net Neutrality. Но взлет Google произошел за счет разрушения (и последующего банкротства) множества традиционных рекламных агентств. Весь этот цикл «создание – разрушение» на интернете происходил до недавнего времени без какого-либо вмешательства федерального правительства.

Ключевым в деле контроля над интернетом является то, что Net Neutrality было принято, а затем и отменено неизбираемыми и неподотчетными Конгрессу чиновниками федерального правительства, которые назначаются президентом. Может быть, в каких-то странах такая модель интернета и понравится ее гражданам. Но свободолюбивая Америка никогда не позволит каким-то безликим бюрократам контролировать то, что мы сами успешно контролируем.

Эволюция Анти-Трампизма

В начале было слово, и слово это было о том, что Трамп – марионетка в руках Путина, и существует тайный сговор между Путиным и Трампом. Затем нас уверяли, что в преступном сговоре с Кремлем был замешан не сам Трамп, а люди из его ближайшего окружения. Этой истории пришла на смену история о том, что люди из ближайшего окружения Трампа преступных связей с русскими не имели, но зато встречались с ними подозрительно часто, и даже посмели (о ужас!) говорить с ними по телефону и делать с ними бизнес (продавать русским втридорога недорогие кондо во Флориде).

Потом нам объяснили, что эти подозрительные встречи следует рассматривать в контексте хакерских атак (русских, а чьих же еще) на компьютерные системы ЦК Демократической партии, выборной кампании Хиллари Клинтон и выборной инфраструктуры в двух десятках штатов. Через некоторое время нас успокоили, что эти атаки не изменили результат подсчета голосов на выборах.

Затем ситуация изменилась, и нам сказали, что Трамп и его окружение тут вообще не причем, а специальный прокурор расследует то, как именно коварные русские использовали свои средства массовой информации на территории США для оболванивания электората.

Потом выяснилось, что коварные русские бомбардировали социальные сети Фейсбук и Твиттер с помощью платных объявлений, чтобы оказать давление на американских граждан. Затем нас уверили, что общая сумма, потраченная дьявольски хитрыми русскими в Фейсбуке, составила целых 100 тысяч долларов. Из них половина была потрачена после выборов. И только половина из этой половины были против Хиллари.

После этого в Америке начали смеяться даже те, кто никогда не имел чувства юмора.

Потому что граждане Америки – все без исключения – умеют считать деньги. И все прекрасно знают, что любая попытка очернить любого политика в Америке стоит на несколько порядков дороже.

За последний год повествование о «русском следе» эволюционировало только в одном направлении – все дальше и дальше от Дональда Трампа, и все ближе и ближе к Хиллари Клинтон.

Тогда вашингтонское болото пошло на «ядерный вариант» – они попытались перевести повествовательное русло в совершенно другое направление, и нам было позволено «узнать» о похождениях голливудских боссов. Как будто кто-то сомневался и не знал, что происходит за кулисами со времен Древнего Рима и Древней Греции.

Американским гражданам история о сексуальных нравах Голливуда понравилась, и о «русском следе» забыли. К радости тех, кто на протяжении многих лет оберегал клан Клинтонов. Но, к их большому сожалению, сексуальная история продержалась только две недели.

Теперь нам наконец-то сказали то, что тщательно скрывалось на протяжении года – это была Хиллари Клинтон и ее сторонники из ЦК Демократической партии, кто придумал сказку о том, что Трамп – марионетка Путина. Именно они были заказчиками. Именно они заплатили за фальшивое «русское досье» Трампа.

Как и в истории с голливудскими боссами, никто и не сомневался. Как никто и не сомневается в том, что выборная кампания Трампа делала то же самое и платила неплохие деньги за любой компромат против Хиллари Клинтон.

Паника вашингтонского болота связана с тем, что они допустили чудовищную, непростительную «оговорку по Фрейду». Трампа обвинили в том, в чем именно и была замешана чета Клинтонов – в преступных связях с русскими.

В круговорот Урангейта попали не только Клинтоны, и не только их окружение. В дело о получении взяток от русских и рэкете при продаже урана оказались замешаны многие высокопоставленные сотрудники администрации Обамы из ФБР, Министерства Юстиции, и Министерства Иностранных дел.

В их числе Директор ФБР Роберт Мюллер, который решил в свое время не раздувать скандал и замять дело Урангейта. Теперь он, как известно – специальный прокурор, который расследует «преступный сговор Трампа с Путиным». Прокурором в урановом деле был ставленник Обамы Род Розенштейн, который сейчас занимает должность заместителя Генерального прокурора США. Именно он и назначил своего друга Мюллера на роль специального прокурора. Расследование Мюллера в основном базируется на досье, которое, как мы теперь знаем, было сфабриковано по заказу Хиллари Клинтон.

Антитрамповская истерия эволюционировала к своему закономерному концу. Но один вопрос не дает мне покоя. Если весь этот «русский скандал Трампа» – не что иное, как гигантская оговорка по Фрейду, то кто был тот человек из окружения Хиллари Клинтон, который в самом деле участвовал в представлении «золотого дождя» в Москве?

Мне кажется, я слышал о каком то очень близком к Хиллари человеке, который славится своими сексуальными приключениями, только вот имя его позабыл. Вы не помните?

Америка голосовала, голосует, и всегда будет голосовать деньгами

Трудно делать прогнозы, особенно о будущем. Датская пословица

Не верьте никому, кто утверждает, что американцы голосуют как-то по другому. Даже если это респектабельный телеканал, журнал или газета. В последнее время уровень доверия к средствам массовой дезинформации не превышает 10%. И можно смело утверждать, что фактическое влияние четвертой власти в нашей стране на умы и настроения граждан ничтожно. А в некоторых случаях это влияние не просто равно нулю, но и зашкаливает в отрицательную область, то есть новости пропаганда имеет прямо противоположный эффект на аудиторию.

Хорошей иллюстрацией этому служат деньги. Деньги, которые американские граждане добровольно собирают для финансирования политических партий.

Самые последние новости факты за июнь 2017 года говорят сами за себя. ЦК республиканской партии собрал за месяц рекордное количество пожертвований – $13.5 миллионов долларов, а ЦК демократической партии – только $5.5 миллионов. Всего же с начала года республиканцы собрали более $75 миллионов долларов, а «демократы» – только $38 миллионов, то есть почти в 2 раза меньше.

Фактически это означает, что примерно 1/3 Америки – за «демократов», и 2/3 – за республиканцев.

Но и это еще не все. Если из собранных сумм вычесть долги, то в настоящее время у республиканцев на руках $44.7 миллионов наличными, а у демократов – только $7.5 миллионов, то есть почти в 6 раз меньше.

Любой вдумчивый читатель сразу заметит удивительную разницу между фактическими политическими предпочтениями американцев и той истерией, которая несется с экранов телевизоров. Эта разница наглядно иллюстрируется прилагаемым графиком, на котором изображено то, что фактически беспокоит американцев, и то, о чем предпочитает говорить левая пропаганда.

media vs people

Больше всего американцев беспокоит система здравоохранения – 35%. Но масс-медиа уделяют этой теме только 4% времени. Пропагандистская машина предпочитает говорить о «русском следе» – они засоряют этим 75% эфирного времени, хотя только 6% американцев волнует этот вопрос.

Налицо полная неэффективность как левацкой пропаганды, так и четверной власти в целом. Единственное, что пока неизвестно – когда именно американцы научились читать между строк и приобрели стойкий иммунитет к социалистическим идеологическим телеинъекциям.

Те, кто основывает свои политические прогнозы на анализе денежных потоков, всегда будут иметь преимущество над теми, кто черпает свое вдохновение из последних методичек ЦК Демократической партии.

В начале 2016 года известный теле и радио ведущий Виктор Топаллер спросил меня в прямом эфире, каковы шансы Трампа на победу. Мой ответ был: «Трамп имеет 90% шансов стать президентом». Тогда, почти за год до выборов, Трамп еще даже не завоевал первенство в праймериз, а средства массовой пропаганды регулярно публиковали различные «опросы общественного мнения», доказывающие, что Хиллари Клинтон выиграет выборы против любого республиканца.

Мое мнение о шансах Трампа не было основано на каких-либо идеологических принципах или симпатиях (мои симпатии были тогда, в разгар праймериз, на стороне Теда Круза).

В основе моих рассуждений были деньги. Точнее, курс доллара по отношению к мексиканскому песо. Идея была основана на том, что Трамп сделал постройку стены на мексиканской границе одним из основных пунктов своей предвыборной программы, причем финансировать эту стройку должна мексиканская сторона.

Как известно, воротилы Уолл-стрита, обладающие серьезными финансовыми возможностями для влияния на курс валют, пользуются услугами лучших математиков, лучших программистов, лучших социологов и т.д. для построения математических моделей для торговли валют. Никому из нас, простых смертных, не под силу тягаться с аналитической мощью целых научно-исследовательских институтов. Но «подсмотреть», какие именно рекомендации эти институты дают инвесторам-тяжеловесам, можно.

Если эти рекомендации, основанные на немыслимо сложных математически моделях, показывают выигрыш Трампа, то мексиканская валюта должна упасть по отношению к валюте американской (потому что Мексике придется платить из своего кармана). Если же прогнозируется выигрыш Хиллари Клинтон, то песо падать не должен.

Получив эти прогнозы, Уолл-стрит начал играть на понижение курса мексиканского песо. И это падение видели все, кто хотел его увидеть. В том числе и ваш покорный слуга. Траектория падения мексиканского песо была заметна, как говорится, невооруженным глазом.

Именно поэтому в течение всей американской выборной эпопеи 2016 года я был настроен оптимистически – в отличие от тех, кто основывал свое мнение о шансах кандидатов в президенты США из выпусков CNN и других источников фальшивых новостей.

И именно поэтому я продолжаю считать деньги, и только деньги, и игнорирую все остальное.

И именно поэтому я считаю, что оснований для пессимизма у американцев нет. Ведь основная причина, по которой левые беснуются, заключается не в том, что президент Трамп неэффективен, а в том, что он эффективен.