Мини-холодная война

Свершилось – Президент Трамп только что подписал закон, устанавливающий новые санкции против России, Ирана, и Северной Кореи. Дополнительные санкции приняты со внушительным запасом голосов и в Сенате, и в Палате Представителей, чтобы Трамп даже и не пытался наложить вето. Он и не пытался.

Принятие такого закона подтверждает, что Конгресс, безусловно, был в панике. Всем небожителям вашингтонского Олимпа захотелось продемонстрировать, что они настроены весьма решительно против «русского следа», и намерены наказать Россию. Но за что?

Ведь в последнее время существенно изменился тон американских телепропагандистов. Если раньше смысл «русского следа» состоял в том, что Трамп – марионетка в руках Путина, то теперь, по прошествии года безрезультатного расследования, средства массовой дезинформации вдруг дружно стали говорить о совершенно другом – что Россия, мол, пыталась вмешиваться в процесс выборов в Америке. Вмешиваться с помощью массированных кампаний пропаганды и дезинформации.

А вот это уже ближе к правде. Мы хорошо знаем, что Америка всегда рассматривалась и СССР, и Россией, как главный и наиболее вероятный противник. Поэтому расшатывание демократических устоев США началось в 1933 году – сразу после того, как «прогрессивный» президент Рузвельт через несколько месяцев после вступления в должность признал Советское правительство. Борьба против США началась при Сталине и с тех пор не прекращалась никогда.

Ирония судьбы состоит в том, что именно Рузвельт, а не Сталин, выступил инициатором восстановления дипломатических отношений между двумя странами. Рузвельта подтолкнул к этому его министр финансов Мортгенау, а того, в свою очередь – его правая рука, главный экономист Казначейства США и советский шпион Гарри Декстер Уайт.

Подковерная борьба велась СССР против США как на территории США, так и в различных «горячих точках» планеты. Россия продолжает проводить такую же политику. Ничего нового в этом нет, за исключением того, что в 2016 году политические противники Трампа вдруг объявили его марионеткой Путина. И я не удивлюсь, если через несколько лет выяснится, что как обвинения против Трампа, как и небезызвестное «досье» – это хорошо проведенная операция российских спецслужб.

Путин знал, что Трамп вынужден будет подписать этот закон, и поэтому не стал дожидаться. Он объявил, что персонал дипломатических представительств США в России будет сокращен на 755 человек. Но 755 – это общее число. Число же высылаемых американцев – 575. Остальные – это местные жители – переводчики, технический персонал, дворники, уборщики. Их просто уволят. Таким образом, Путин сократил 2/3 персонала Американского посольства. Остается только 1/3, или 455 человек – ровно столько, сколько работает в российских дипломатических представительствах в Америке.

Другими словами, Путин опять ввел санкции против своего собственного народа. Теперь простым россиянам визу в Америку нужно будет ждать годами. Кроме того, действия Путина гарантируют практически 100%-й уровень отказов.

В декабре 2016 года Обама выслал из страны 35 «дипломатов», то есть легальных (в отличие от нелегальных) разведчиков, которые работали под дипломатическим прикрытием. Ответ Путина по персоналу намного – в 20 раз – больше. Возможно, это просто реакция человека, которого уличили в глупости – ведь отвечать на высылку «дипломатов» надо было тогда еще, в декабре прошлого года. Это еще раз подтверждает, что русский царь – человек нерешительный и недалекий.

Вернемся к встрече Трампа и Путина в Гамбурге.

Большинство левых комментаторов ожидали от встречи Трампа и Путина одного – что Трамп закроет глаза на агрессию России против Украины (собственно, Трамп как «марионетка Путина» и должен был так поступить). Закроет глаза на том условии, если Путин согласится на лидирующую роль Вашингтона в войне с Исламским Халифатом в Сирии.

Но реальность оказалась прямо противоположной. Прямо противоположной тому, чем нас пичкала левая «демократическая» (но я повторяюсь) пропаганда – Трамп занял весьма жесткую позицию по Украине и отдал лидерство в военных операциях в Сирии Путину. В этом проявился весь Трамп-бизнесмен: жесткая позиция по Украине Америке не стоит ни цента, а Россия еще сильнее увязнет в религиозном конфликте суннитов и шиитов в Сирии. Война на два фронта России, естественно, не по силам, и время работает как на Украину, так и на Америку.

Поэтому главное значение закона, только что подписанного Трампом, состоит не в санкциях как таковых, а в том, что впервые на законодательном уровне обозначена ось Россия-Иран-Северная Корея.

Параллели со второй мировой войной здесь однозначные. Тогда была сформирована ось Германия-Италия-Япония. Суммарная экономическая мощь стран оси была намного меньше суммарной экономической мощи стран-членов антигитлеровской коалиции. И поэтому страны оси закономерно проиграли войну.

Теперь миру угрожает новая ось. И снова страны оси имеют экономику, намного меньшую, чем экономика Америки и ее союзников. Кроме того, все эти страны новой оси – это страны-изгои, давно находящиеся под санкциями.

Теперь все эти три страны-изгои будут в одной связке. Мы говорили об этой оси в течение последних нескольких лет, и теперь факт существования такой оси узаконен. Со всеми вытекающими последствиями как для членов оси, так и для тех стран, кто формально членом оси не является, но поддерживает с ними экономические, военные, или религиозные связи.

Но это никоим образом это не означает, что вторая холодная война официально началась.

В начале первой холодной войны стороны имели примерно одинаковый военный потенциал. Теперь же одна из сторон имеет экономику в 25 раз меньшую, чем другая, а про уровень военных расходов и говорить нечего. Трамп планирует в бюдждете на следующий финансовый год увеличить затраты на вооружения примерно на 10%. Но эти 10% превышают весь военный бюджет как России, так и ее союзников по оси.

Если первая холодная война была подобна схватке приблизительно равных противников – гризли с белым медведем, то нынешняя ситуация будет подобна схватке слона (pun intended) с крысой (pun intended too).

То есть максимум, что нам грозит – это мини-холодная война.

Дезметаинформация

Как известно, американским гражданам нельзя ни испрашивать, ни получать ничего, что имеет материальную ценность, от иностранцев, если это имеет отношение к федеральным выборам. Это закон. Он направлен на то, чтобы исключить взятки и финансирование иностранцами политических кампаний в США.

Относится ли информация к категории запрещенных вещей в контексте политической жизни? В настоящее время ответа на этот вопрос не знает никто.

Имеет ли информация «материальную ценность», и что делать с информацией, которая прошла через руки иностранцев? Не принимать во внимание? Что делать с армией программистов, прибывших в США из-за океана?  Они работают в средствах массовой информации – означает ли это, что политикам нельзя читать газету, если какой-то иностранец принимал участие в форматировании текста газеты? И кто определяет фактическую («рыночную») ценность информации? Государственный чиновник? Судья?

Понятно, что ценность должна быть выражена в долларах. А как выразить в долларах стоимость метаинформации, то есть информации об информации? Кто определит ее стоимость? Но не просто «стоимость», а стоимость в юридическом смысле?

Например, мы не имеем информации о том, что говорилось на небезызвестном митинге Билла Клинтона с обамовским генеральным прокурором Лореттой Линч на взлетно-посадочной полосе аэродрома в Арканзасе. Но мы имеем метаинформацию об этом, которая заключается в том, что такая встреча состоялась, причем как раз в разгаре криминального расследования сервера электронной почты Хиллари Клинтон.

На все эти каверзные вопросы о стоимости информации американское законодательство пока не дает ответа. Но армия юристов уже готова, уже точит перья. Именно они вскоре займутся этим вопросом, и стоимость многолетних судов будет, как всегда, астрономическая. Ведь на кону, возможно, стоит титул президента страны.

Вся юридическая рать Америки живет хорошо, и вскоре заживет еще лучше. За счет налогоплательщиков, как обычно.

То же самое относится и к дезинформации. Какова политическая стоимость «дезы» и какова ее юридическая стоимость? И каков юридический статус метадезинформации, то есть информации об имеющейся дезинформации?

Наконец, что можно сказать о политической и юридической стоимости дезметаинформации, то есть дезинформации об имеющейся информации? А ведь именно к последней категории относится самый последний скандал с «русским следом в США» – адвокатом Наталией Весельницкой.

Встреча Весельницкой, сына Трампа Дональда-младшего, Кушнера и Манафорта 9 июня 2016 года состоялась за полтора месяца до официального начала скандала с «русскими хакерами», которые якобы проникли в компьютеры ЦК Демократической партии США (Wikileaks начала публикацию электронной почты демократов 22 июля 2016 года).

До 22 июля 2016 «русского следа» в Америке еще не существовало. Русские дипломаты и бизнесмены еще не были «токсичными», и встречи с ними еще никому не стоили карьеры. Летом 2016 года шансы Хиллари Клинтон выиграть выборы, публикуемые американскими средствами массовой дезинформации, составляли не менее 80%.

Поэтому в июне 2016 года Дональд Трамп-младший просто обязан был встретиться с любым человеком, в том числе и из России, который обещал компрометирующие Хиллари Клинтон материалы. Тем более что эти материалы были охарактеризованы как официальные государственные следственные документы Генпрокуратуры России.

Собственно, кампания Хиллари Клинтон поступила точно так же, финансируя добывание политической «грязи» на Трампа везде, где только можно. В том числе и в России (речь идет о классическом дезинформационном «досье» на Трампа, составленном по никем не подтвержденным сообщениям «анонимных источников» в Москве).

При этом наблюдается существенная разница – кампания Трампа готова была раскошелиться на официальные документы Генпрокуратуры России (доверие к которым на Западе явно не стопроцентное, но и не нулевое), а кампания Клинтон – на подметное «досье», состряпанное бывшими британскими шпионами «под заказ» (с заведомо нулевым уровнем доверия).

Как известно, Весельницкая никаких документов Генпрокуратуры России Трампу-младшему не представила. То есть налицо типичная дезинформации об имеющейся информации.

Через неделю после неудачной встречи с сыном Трампа Весельницкая засветилась в Сенате США. Что делала Наталия Весельницкая на слушаниях в Сенате, ничего не понимая по-английски? Напомню – она сидела в первом ряду, сразу на послом США в России МакФолом (человеком Клинтонов)? Ей разрешили въехать в США на встречу с Трампом-младшим без визы – по специальному персональному разрешению генерального прокурора Лоретты Линч (тоже из клана Клинтонов). Она оставалась в США вплоть до инаугурации президента Трампа, и все это время участвовала в антитрамповских манифестациях. Мы знаем об этом из ее же фоторепортажей, которые она регулярно публиковала в социальных сетях.

Ситуация здесь бинарная – либо Весельницкая выполняла спецзадание ФСБ, либо не выполняла.

Если Весельницкая задание ФСБ выполняла, то можно вздохнуть с облегчением – Америке ничего не грозит.

Ведь ФСБ, как все мы знаем, направляет на такие ответственные задания в Америку только своих лучших агентов, прошедших интенсивную подготовку.  На это раз лучшим стал агент Кремля без знания английского языка. Тем не менее она умудрилась внедриться в самое логово – президентскую кампанию Трампа. Правда, всего на полчаса…

Проникла она в логово врагов с помощью бывшего журналиста британских таблоидов (с соответствующей репутацией), а также никому не известного в Америке поп-исполнителя и его отца-миллиардера из Азербайджана. Такой дилетантский уровень работы ФСБ вполне подходит не только нам, но и весьма приветствуется американскими спецслужбами.

Если же Весельницкая задание ФСБ не выполняла, то и говорить о сговоре Трампа и Путина нет смысла.

И даже такой хорошо подготовленный адвокат, как Весельницкая, демократам в этом деле не поможет.

Американские граждане уже начали проявлять ощутимое нервозное нетерпение по этому поводу. Демократам необходимо в самое ближайшее время предоставить неоспоримые доказательства сговора Трампа с Путиным, якобы найденные в течение целого года расследования. В противном случае им следует приготовиться к еще одному унизительному разгрому на промежуточных выборах в ноябре 2018 года.