Освобождение Иерусалима

Официальное признание Иерусалима столицей Израиля президентом Трампом состоялось со второй попытки. Первая (упущенная) возможность была полгода назад, в связи с чем мне пришлось опубликовать резко негативную статью как о Трампе (что бывает крайне редко), так и о заблуждениях политкорректных мировых элит в отношении ислама. Но теперь эта стратегическая ошибка Трампа исправлена.

Тектонический сдвиг в мировой политике начался, и начало это выглядит вполне будничным – где-то прошли демонстрации протеста против «американского империализма» (как будто их и раньше не было), где-то в Иудее арабская молодежь в очередной раз забросала камнями полицейских. Ватикан под руководством папы-марксиста подверг Трампа резкой критике, а в ООН опять готовятся осудить и заклеймить Израиль за то, что современные иудеи имеют наглость жить в древней Иудее. В общем, все как обычно. И только один трезвомыслящий арабский журналист заметил, что решение Трампа о переносе посольства США в Иерусалим обусловлено чисто внутренними американскими политическими причинами.

Собственно, об этом и была моя статья. Не ожидал, что мое мнение может совпасть с мнением журналиста-мусульманина, но мы живем в такое время, когда зять Трампа миллиардер-еврей Джаред Кушнер нашел общий язык с миллиардером-мусульманином, наследником Саудовского трона принцем Мохаммедом бин Салманом. Что уж тогда говорить о журналистах и блоггерах.

Да, Трамп росчерком пера вписал свое имя в историю Иерусалима. Но нашим израильским друзьям не стоит обольщаться – Трамп сделал это, чтобы на выборах 2018 года победили республиканцы. И тем самым закрыли бы тему импичмента навсегда.

Решение Трампа неудобно для демократов, потому что вынуждает их занять заведомо проигрышную политическую позицию. Поэтому сюрреалисты из Демократической Социалистической партии США в растерянности. Их основные «еврейские» (но очень часто анти-израильские) организации – J Street и Anti-Defamation League (ADL) – делают прямо противоположные политические заявления по поводу признания Иерусалима столицей Израиля. Если J Street осуждает решение Трампа, то ADL его поддерживает. Вместе с тем, подавляющее число республиканцев поддерживают решение Трампа, и подавляющее число демократов солидарны с ними.

В результате решения Трампа те американские евреи, которые традиционно голосовали за демократов, задумаются о переходе в лагерь сторонников Трампа. Не все, конечно, но статистика такова, что каждые президентские выборы в этом столетии увеличивают количество евреев-республиканцев примерно на 5%, и решение Трампа по Иерусалиму только ускорит эту динамику.

Многие американские политики оказались застигнутыми переводом посольства США в Иерусалим врасплох. Напомню, что 1 июня 2017 года Трамп не перенес, как ожидалось, посольство США в Иерусалим. Вместо этого он подписал очередную 6-месячную отсрочку, что до него делали все предыдущие президенты на протяжении 22 лет. Трамп знал, что Сенат готовит резолюцию к 50-летию объединения Иерусалима в войне 1967 года, и дал возможность сенаторам высказать свою точку зрения. Резолюция №176 была принята через несколько дней, 5 июня 2017 года, единогласно, со счетом 90:0 (10 сенаторов не голосовали). Эта резолюция говорит об Иерусалиме как о единой и неделимой столице Израиля.

Этот маневр Трампа стал для многих сенаторов-демократов политической западней. Они голосовали «за», надеясь на то, что все это – пустая болтовня, и Трамп не решится идти наперекор исламскому лобби в Госдепартаменте.

Один из них – большевик Берни Сандерс, бывший противник меньшевика Хиллари Клинтон в «демократических» праймериз. Еврей Сандерс провел несколько лет своей молодости, работая в просталинском киббуце в Израиле. Сенатор Сандерс тоже голосовал «за» в июне, но когда в декабре Трамп выполнил свое предвыборное обещание, высказался резко против. Наверное, коммунистический киббуц отнял у него все остатки интеллектуальной честности. В таком же положении оказалась и влиятельный сенатор от Калифорнии Фейнштейн.

Раскол в рядах «демократов» связан еще и с тем, что им не составило труда просчитать, каковы будут последствия решительного шага Трампа. Многие страны присоединятся к Америке и переместят свои посольства в Иерусалим, что сделает нынешнюю де-факто столицу Израиля столицей де-юре. Тель-Авив, как и Нью-Йорк, Женева, Париж и Лондон, является одним из главных мировых центров политического шпионажа. После переезда американского и других посольства из Тель-Авива эта роль перейдет к Иерусалиму. Поэтому все остальные страны просто вынуждены будут перевести свои посольства в Иерусалим.

Ханука в этом году будет особенно сладкой, потому что потомок немецких и шотландских эмигрантов из Квинса, как оказалось, имеет больше хуцпа, чем те 20 еврейских «демократов» из Конгресса, которым было отказано в приглашении на традиционный ханукальный обед в Белом Доме. Также не были приглашены и еврейские антиизраильские активисты из J Street.

Ну откуда же этим евреям (D) знать, что Ханука – это праздник освобождения Иерусалима?

Первая стратегическая ошибка Трампа

Мы судим о политическом деятеле по тому, что он сделал (правда, некоторые судят о политическом деятеле на основании того, что было им сказано).

Но не менее важным аспектом является и то, что политик не сделал.

Президент Трамп в первый день июня 2017 года не провозгласил в Америке месяц июнь «Месяцем LGBTQ», как это стало принято за восемь лет президентства Обамы. Ну и ладно, это мало кого волнует и мало на что влияет, хотя меня иногда озадачивает это непонятное Q в конце.

И в тот же день Трамп не сделал то, что обязан был сделать. И совершил первую серьезную политическую ошибку. Он подписал очередную отсрочку перенесения посольства США из Тель-Авива в столицу Израиля Иерусалим. Такие отсрочки стали в Вашингтоне традицией после принятия закона 1995 года о перенесении посольства. Начиная с этого года, все президенты – и демократы, и республиканцы – каждые 6 месяцев продляют существование посольства в Тель-Авиве (закон это позволяет). Напомню, что перенос посольства был одним из краеугольных камней избирательной кампании Трампа.

«Объяснений» этому было множество.

Существует версия, что Трамп просто не хотел смешивать два больших события в один день – в этот же день он объявил о выходе страны из кабального Парижского Соглашения по климату. Возможно. Но ведь дата отсрочки была известна заранее (она прописана в законе), а объявление по выходу из Парижского Соглашения можно было перенести на любой другой день.

Существует версия, что Трамп опасался массовых беспорядков и в Америке, и на Ближнем Востоке в связи с переносом посольства (что означало бы безоговорочное международное признание Иерусалима столицей Израиля), и ему необходимо еще полгода, чтобы «поработать» с арабскими лидерами. Возможно. Но еще в апреле Россия, сыграв на опережение (в Кремле прекрасно знали крайний срок – 1 июня), официально признала Иерусалим столицей Израиля, и ничего. Никаких массовых беспорядков.

Существует версия, что Трампу необходим прогресс в становлении ближневосточного аналога НАТО (Америка-Израиль-Саудовская Аравия-Египет-Иордания) для противостояния ядерному Ирану, и любые помехи в этом направлении нежелательны. Нежелательно ничего, что давало бы повод мусульманам-суннитам объединиться с мусульманами-шиитами против общего врага – Израиля. Возможно.

Но есть все основания полагать, что проблема с непереносом посольства гораздо глубже.

Похоже, что Трамп в преддверии рассмотрения в Верховном суде США дела об ограничении мусульманской иммиграции поддался на массированную пропаганду со стороны традиционно проарабски настроенного Госдепартамента, и принял популярную во многих политкорректных столицах теорию о существовании двух ветвей ислама – «радикального ислама» и «умеренного ислама».

Но, прежде чем принять такую точку зрения, Трампу неплохо бы проконсультироваться не с бюрократами из Госдепа, а с самими мусульманами. И он имел все возможности это сделать во время своего триумфального визита на Ближний Восток. Но не сделал.

Сами же мусульмане – в какой бы стране они не жили и к какой ветви ислама они не принадлежали бы – настаивают на том, что существует только один ислам, основанный на Коране и Хадит.

Ислам – един, и не существует ни «радикального ислама», ни исламизма, ни мусульманских экстремистов, ни мусульманских фундаменталистов, ни «умеренного ислама», ни «реформированного ислама».

Все эти эпитеты существуют только вне ислама и являются частью мифа об исламе, придуманном на Западе. Есть якобы «хороший» ислам – с ним и нужно иметь дело, и есть якобы «плохой» ислам, террористы, с которыми нужно бороться.

И в этом мне видится стратегический просчет Трампа.

Все, кто служил в армии, прекрасно понимают, что Коран больше напоминает Устав Караульной и Гарнизонной Службы, чем религиозную книгу.

Это сборник наставлений о санитарном устройстве лагеря налетчиков на караваны, условиях заключения временного мира с противником, допустимые правила поведения внутри банды, распорядок дня и ночи для следующих с лагерем в обозе женщин и детей, и список рекомендованных наказаний для своих и для чужих (военнопленных и рабов).

Метод изложения в Коране не имеет ничего общего с другими религиозными книгами. Например, в Библии практически все изложение следует в строгом хронологическом порядке. В Коране же все главы отсортированы по размеру – от самых коротких в начале книги, и до самых длинных в конце. Исключением является первая сура (вводная). Дело в том, что в древности вся книга была написана на свитках, так что вводная глава служила основой всего свитка, затем следовал листочек с самой маленькой сурой, затем сверху накладывалась несколько большая по размеру, и т.д. Это был единственный способ, чтобы книга не рассыпалась при транспортировке.

Но в результате смысл (даже если он и был) и последовательность изложения оказались полностью нарушены. Продолжение или конец какой-либо истории в Коране зачастую предшествует началу. Нередко изложение прерывается на полуслове, и продолжение следует искать в начале книги. Поэтому неподготовленному читателю знакомиться с Кораном бесполезно. Для неподготовленного читателя Коран представляет собой мозаику из никак не связанных друг с другом историй и наставлений.

Вместе с тем, смысл в Коране существует. Для того, чтобы его понять, мусульмане заучивают Коран наизусть. Потом в их головах происходит своеобразная «пересортировка», и все главы Корана выстраиваются в четкую логическую цепь. Совсем как компьютерная память, которая в соответствии с заложенной программой сводит в единое целое фрагменты, на первый взгляд никак не связанные между собой.

Таким образом, последователи ислама имеют в своем арсенале обоюдоострый меч – то внешняя (нелогическая), то внутренняя (логическая) составляющая Корана идут в ход – в зависимости от обстоятельств.

Поэтому на Западе и существует политически корректный миф о «духовном» джихаде. Во внутреннем же (исконном) смысле никакого другого джихада, кроме вооруженного, нет. Так происходит нормализация и легитимация джихада самими же «неверными».

Поэтому на Западе и существует политически корректный миф о «мирной» мусульманской религии. Коран действительно говорит о мире, только вот представления о нем существенно разнятся для внешнего и внутреннего потребления. На внешнем уровне, на Западе слово «мир» в Коране воспринимается так же, как и слово «мир» в любом другом контексте. Как мир между народами. И соответствующая сура сразу найдется.

Но внутренний смысл мира в Коране иной. Под словом «мир» там понимается состояние общества, при котором ислам принят всеми без исключения людьми на Земле. Вот тогда, по Корану, и наступит долгожданный мир.

И способ достижения этого мира – джихад.

Способы борьбы с джихадом политкорректные режимы выбирают разные – то шарфики запретят, то выселят добропорядочных бюргеров из их собственных домов, чтобы разместить мусульманских иммигрантов, или еще что-нибудь смехотворное.

Поэтому для переноса американского посольства в Иерусалим никогда не будет подходящего политкорректного момента. Каждый раз будет что-то совершенно объективное, что этому помешает. Но история доказывает, что иногда необходимо действовать, невзирая на объективные препятствия. Высадка союзников в Нормандии в 1944 году – яркий пример того, как политическая воля Черчилля преодолела горы абсолютно объективных препятствий к вторжению на европейский континент.

Трампу следовало проявить жесткую политическую волю в этом вопросе и по внутриполитическим причинам. Промежуточные выборы 2018 года не за горами, и финансовая основа этих выборов закладывается уже сейчас. И республиканцы, и демократы начитают активно собирать деньги на выборную кампанию.

Динамика четырех последних президентских выборов такова, что каждые выборы добавляют около 5% «перебежчиков» – американских евреев – от демократической к республиканской партии. Трамп мог бы эту динамику существенно стимулировать, перенеся американское посольство в Иерусалим. Дело в том, что американские евреи – наиболее твердолобые последователи явно антисемитской демократической партии, но и у них есть ахиллесова пята. И евреи-демократы, и евреи-республиканцы безоговорочно поддерживают перенос посольства в Иерусалим.

Трамп имеет все козыри на руках. Он обязан ими воспользоваться, иначе его новые промусульманские друзья оставят его в дураках с шестерками на погонах.