Конституционный Рубикон

Люди Трампа организовали все, как положено, на очередном ралли Президента в Западной Вирджинии. Были и тысячи позитивно настроенных американцев, и патриотические плакаты, и энтузиазм масс. Короче, вся обычная атрибутика политического театра.

И никто не ожидал, что на этом ралли Трамп взорвет политическую бомбу.

Ничего не предвещало сенсацию, когда он пригласил на сцену губернатора Западной Вирджинии Джима Джастиса. Губернатор долго говорил о том, какой хороший президент Трамп, а затем объявил о том, что он выходит из Демократической партии и регистрируется республиканцем. Естественно, вся про-республиканская аудитория взорвалась аплодисментами. Долгими и продолжительными.

А многие, очень многие вашингтонские «демократы» оказались в предынфарктном состоянии. И дело здесь совсем не в том, что кто-то перешел из одной партии в другую. Дело это в Америке вполне обыденное и нередкое. Сам губернатор Западной Вирджинии еще полтора года назад – в 2015 году – был республиканцем, а затем стал демократом. Проблема состоит в том, что они мгновенно все подсчитали, и получили магическую цифру 34. Ужас состоит в том, что 34 – это как раз 2/3 от всех пятидесяти штатов.

34 – это конституционное большинство.

Именно губернатор Западной Вирджинии стал 34-м губернатором-республиканцем. В Америке поставлен новый рекорд.

Пятая статья Конституции США определяет два метода принятия поправок к Конституции. Первый метод – это принятие поправок конституционным большинством в Конгрессе с последующей ратификацией 3/4 всех штатов (то есть для ратификации требуется 38 штатов).

Второй метод был задуман отцами-основателями США для того, чтобы выйти из потенциального конституционного кризиса в том случае, если Конгресс по какой-либо причине оказался недееспособным. Он состоит в том, что 2/3 законодательных собраний штатов, то есть 34, имеют право созвать так называемую Конституционную Конвенцию. И изменить Конституцию голосами 3/4 всех штатов прямо во время Конвенции, даже если Конгресс, Президент, или Верховный Суд против.

В настоящее время диспозиция сторон в США такова.

Губернаторы:

– Республиканцы      34
– Демократы               15
– Независимые            1

governers 2017

Законодательные собрания штатов:

– Республиканцы      33
– Демократы               14

Оставшиеся 4 штата имеют «смешанные» законодательные собрания, когда одна из палат принадлежит республиканцам, а другая палата – демократам.

За всю историю США попыток созвать Конституционную Конвенцию было довольно много, но ни разу она так и не была созвана. Дело в том, что даже простая угроза созыва такой Конвенции мгновенно «отрезвляет» Конгресс и делает его вполне работоспособным. Именно так были приняты многие поправки к Конституции США – Конгресс быстренько подсуетился, и не довел дело до греха.

По губернаторам конституционное большинство уже имеется (Конституция ничего не говорит о губернаторах, но реальность такова, что обойти губернаторов в этом деле никак не удастся). А по законодательным собраниям республиканцам не хватает всего одного штата.

И даже если республиканцы не смогут завоевать один-единственный штат из четырех «смешанных» на выборах 2018 года, угроза созыва Конституционной Конвенции велика как никогда. Подумайте только – всего один голос отделяет жителей вашингтонского Олимпа болота от неминуемой катастрофы лишения политической власти теми, кого они боятся больше всего – американскими гражданами. Причем без революций, стрельбы и прочих ужасов, а цивилизованным путем.

Почему губернатор Западной Вирджинии перешел на сторону республиканцев? Потому что у него не было другого выхода. На выборах 2016 года его штат выбрал Трампа с астрономическим перевесом в 42% голосов (Трамп 68% против Хиллари 26%).  Хиллари должна благодарить за это Обаму, который планомерно уничтожал угледобывающую промышленность Западной Вирджинии на протяжении 8 лет.

А на выборах 2018 года 10 сенаторов будут переизбираться из тех штатов, где победил Трамп. Эти штаты таковы (указан процент перевеса Трампа):

WV     +42%
ND      +36%
MT      +22%
MO      +19%
IN        +19%
OH      +  8%
FL       +  1%
PA       +  1%
WI       +  1%
MI       <  1%

То есть республиканцы вполне резонно могут рассчитывать на 5 или 6 дополнительных сенатских мест в 2018 году. А если повезет, то и на все 10. Кроме сенаторов, в 2018 году 12 конгрессменов будут переизбираться в округах, которые выиграл Трамп.

trifecta 2017

Республиканская партия имеет полный контроль в 26 штатах (губернатор + все палаты законодательного собрания). В этих штатах проживает 48% населения США.

Демократы имеют полный контроль только в 6 штатах, в которых проживает не более 17% населения страны. В этом, собственно, и состоит основное наследие Обамы, которое он оставил товарищам по партии.

Сам по себе переход одного-единственного политика из одной партии в другую не играет решающей роли. Но в контексте динамики политических предпочтений американцев решение губернатора Западной Вирджинии равносильно переходу политического Рубикона.

Конституционный Рубикон – это точка, из которой нет возврата к прошлому. Есть только будущее, где вашингтонское болото находится под угрозой уничтожения методом, который был продуман дальновидными отцами-основателями США. И против этого метода нет никаких законных способов борьбы.

Потому что «Мы, народ…»

Америка голосовала, голосует, и всегда будет голосовать деньгами

Трудно делать прогнозы, особенно о будущем. Датская пословица

Не верьте никому, кто утверждает, что американцы голосуют как-то по другому. Даже если это респектабельный телеканал, журнал или газета. В последнее время уровень доверия к средствам массовой дезинформации не превышает 10%. И можно смело утверждать, что фактическое влияние четвертой власти в нашей стране на умы и настроения граждан ничтожно. А в некоторых случаях это влияние не просто равно нулю, но и зашкаливает в отрицательную область, то есть новости пропаганда имеет прямо противоположный эффект на аудиторию.

Хорошей иллюстрацией этому служат деньги. Деньги, которые американские граждане добровольно собирают для финансирования политических партий.

Самые последние новости факты за июнь 2017 года говорят сами за себя. ЦК республиканской партии собрал за месяц рекордное количество пожертвований – $13.5 миллионов долларов, а ЦК демократической партии – только $5.5 миллионов. Всего же с начала года республиканцы собрали более $75 миллионов долларов, а «демократы» – только $38 миллионов, то есть почти в 2 раза меньше.

Фактически это означает, что примерно 1/3 Америки – за «демократов», и 2/3 – за республиканцев.

Но и это еще не все. Если из собранных сумм вычесть долги, то в настоящее время у республиканцев на руках $44.7 миллионов наличными, а у демократов – только $7.5 миллионов, то есть почти в 6 раз меньше.

Любой вдумчивый читатель сразу заметит удивительную разницу между фактическими политическими предпочтениями американцев и той истерией, которая несется с экранов телевизоров. Эта разница наглядно иллюстрируется прилагаемым графиком, на котором изображено то, что фактически беспокоит американцев, и то, о чем предпочитает говорить левая пропаганда.

media vs people

Больше всего американцев беспокоит система здравоохранения – 35%. Но масс-медиа уделяют этой теме только 4% времени. Пропагандистская машина предпочитает говорить о «русском следе» – они засоряют этим 75% эфирного времени, хотя только 6% американцев волнует этот вопрос.

Налицо полная неэффективность как левацкой пропаганды, так и четверной власти в целом. Единственное, что пока неизвестно – когда именно американцы научились читать между строк и приобрели стойкий иммунитет к социалистическим идеологическим телеинъекциям.

Те, кто основывает свои политические прогнозы на анализе денежных потоков, всегда будут иметь преимущество над теми, кто черпает свое вдохновение из последних методичек ЦК Демократической партии.

В начале 2016 года известный теле и радио ведущий Виктор Топаллер спросил меня в прямом эфире, каковы шансы Трампа на победу. Мой ответ был: «Трамп имеет 90% шансов стать президентом». Тогда, почти за год до выборов, Трамп еще даже не завоевал первенство в праймериз, а средства массовой пропаганды регулярно публиковали различные «опросы общественного мнения», доказывающие, что Хиллари Клинтон выиграет выборы против любого республиканца.

Мое мнение о шансах Трампа не было основано на каких-либо идеологических принципах или симпатиях (мои симпатии были тогда, в разгар праймериз, на стороне Теда Круза).

В основе моих рассуждений были деньги. Точнее, курс доллара по отношению к мексиканскому песо. Идея была основана на том, что Трамп сделал постройку стены на мексиканской границе одним из основных пунктов своей предвыборной программы, причем финансировать эту стройку должна мексиканская сторона.

Как известно, воротилы Уолл-стрита, обладающие серьезными финансовыми возможностями для влияния на курс валют, пользуются услугами лучших математиков, лучших программистов, лучших социологов и т.д. для построения математических моделей для торговли валют. Никому из нас, простых смертных, не под силу тягаться с аналитической мощью целых научно-исследовательских институтов. Но «подсмотреть», какие именно рекомендации эти институты дают инвесторам-тяжеловесам, можно.

Если эти рекомендации, основанные на немыслимо сложных математически моделях, показывают выигрыш Трампа, то мексиканская валюта должна упасть по отношению к валюте американской (потому что Мексике придется платить из своего кармана). Если же прогнозируется выигрыш Хиллари Клинтон, то песо падать не должен.

Получив эти прогнозы, Уолл-стрит начал играть на понижение курса мексиканского песо. И это падение видели все, кто хотел его увидеть. В том числе и ваш покорный слуга. Траектория падения мексиканского песо была заметна, как говорится, невооруженным глазом.

Именно поэтому в течение всей американской выборной эпопеи 2016 года я был настроен оптимистически – в отличие от тех, кто основывал свое мнение о шансах кандидатов в президенты США из выпусков CNN и других источников фальшивых новостей.

И именно поэтому я продолжаю считать деньги, и только деньги, и игнорирую все остальное.

И именно поэтому я считаю, что оснований для пессимизма у американцев нет. Ведь основная причина, по которой левые беснуются, заключается не в том, что президент Трамп неэффективен, а в том, что он эффективен.

Коррида с ослом

С середины 70-х годов, когда сторонники социалистического пути развития оккупировали основные американские телеканалы и общенациональные печатные издания, контроль над массами принадлежал четвертой власти. Именно они решали, что будет сегодня говориться в программе новостей, и в каком ключе. Сейчас все пишут и говорят о том, о чем хочет Трамп, и это бесит масс-медия больше всего.

Это бесит не только масс-медия, но и всех политических противников Трампа. И это происходит по хорошо уже знакомому сценарию. Подписывает Трамп очередной президентский Указ, и вся пресса мгновенно забывает и псевдопроблемы с инаугурацией, и псевдопроблемы с глобальным потеплением, и переключается на псевдопроблему «законных прав беженцев». Забыт уже и расистский марш американок-сторонников шариата, и размер толпы на инаугурации президента.

Пока оппозиция в розовых шапочках протестует против Трампа, он подписывает следующий президентский Указ, на этот раз – о приостановке эмиграции из семи неблагополучных мусульманских стран (причем 5 из этих 7 стран находятся в состоянии необъявленной войны с США – недаром Барак Обама сбросил на них более 26 тысяч высокоточных бомб только в одном 2016 году).

Приостановка на 90 дней эмиграции из 7 стран, с которыми у Америки практически нет никакого совместного бизнеса, не должна была привести ни к всплескам одобрения, ни к всплескам осуждения. Так, незначительный эпизод внешней политики по отношению к странам, многие из которых уже и не страны вообще – они не имеют государственного аппарата, архивов, полиции, которым можно доверять.  Там процветает хаос, и на черном рынке можно купить поддельные документы из любой страны, из которой пожелаешь.

Но демократы и контролируемые ими масс-медия бросаются в очередной спровоцированный твитами Трампа бой.

А ведь ни один демократ не выступал против того, что тысячи иммигрантов прибывают в Америку с липовыми документами. Не выступали они и против запрещения этими 7 странами въезда евреев на их территорию – по этому поводу не было никаких протестов. Забывают протестующие и о том, что в этих странах проживает только 13% мусульман всей планеты, а остальные 87% не имеют никаких ограничений на получение виз США (почему-то никто из сторонников Трампа не протестует по этому поводу).

Когда иммиграционные страсти достигли точки кипения, Трамп делает следующий ход – номинирует судью Нила Горсака в Верховный суд США. Как по взмаху волшебной палочки, иммигранты и их проблемы мгновенно исчезают, и оппозиция начинает митинговать под очередным лозунгом «Горсак – экстремист».

Такое впечатление, что Трамп всегда опережает своих противников – они вынуждены реагировать на его действия, он же действует проактивно. В результате Трамп увеличивает свой политический капитал, а его противники вынуждены такой капитал разбазаривать. Похоже, оппозиция так и не научилась выбирать политические битвы, и бездумно, даже истерически реагирует на любое действие Трампа вместо того, чтобы выбирать только те политические баталии, где у оппозиции есть шансы на успех.

Своими непродуманными действиями левая оппозиция создает у электората впечатление, что демократы скорее заинтересованы в непровоцировании террористов, чем в недопущении террористов на территорию Америки. Если такая точка зрения продержится хотя бы еще несколько месяцев, «демократическая» партия будет прочно ассоциироваться с политикой умиротворения мусульманского терроризма, с расизмом и антисемитизмом на протяжении по крайней мере нескольких следующих выборных циклов.

Непродуманная оппозиция кандидату Трампа в Верховный суд США Нилу Горсаку может лишить демократов вообще какой-либо власти в Вашингтоне на 4 года. Если они решатся торпедировать номинацию Горсака с помощью филибастера (кворума в 60 сенаторов, необходимого для голосования), то республиканцы, имея большинство в Сенате 52-48, имеют достаточно голосов либо для изменения правил филибастера, либо для его полной отмены. Если это произойдет, демократы в Сенате станут таким же бесправным меньшинством, как и демократы в Палате Представителей. Партия меньшинства вообще перестанет быть оппозиционной силой – с ней просто перестанут считаться.

Филибастер – это основное оружие партии меньшинства, это абсолютно необходимый инструмент любой парламентарной системы, и демократы вместо того, чтобы использовать его, не скрывают своих усилий для его уничтожения. В течение первого срока президента Обамы демократы, обладая большинством в Сенате, запретили филибастер для всех номинаций президента, кроме номинации Верховного Суда США. Теперь и этому может прийти конец.

Именно об этом должна думать оппозиция. Но вместо этого они отказываются выступать противовесом партии власти. Вместо того, чтобы следить, чтобы политический маятник не качнулся слишком сильно вправо, левая оппозиция усиленно работает над переизбранием Трампа.

Политика – это игра с нулевой суммой, как покер или игра на бирже, но демократы, похоже, разучились думать.

Единственное, где демократы проявляют инициативу – это в очередном эпизоде их бесконечной мыльной оперы «Кто украл корону у принцессы Хиллари». Там уже не участвуют русские хакеры, которые в прошлой серии не только подтасовали выборы, но и запретили Хиллари Клинтон поездки на предвыборные митинги в Миннесоту. Нет, теперь главным виновником проигрыша, по словам той же Хиллари, является сам Барак Обама. Пенсионер Барак Хуссейнович такого выдержать не смог и через 10 дней после освобождения жилплощади на втором этаже Белого Дома выступил с заявлением. Не против Хиллари, конечно, а по поводу бессердечного Трампа, которому не ведом гуманизм по отношению к сирийским беженцам.

Обама ясно дал понять, что видит себя не пенсионером, а Президентом американского правительства в изгнании, готовящем реванш.

К реваншу готовятся и студенты-члены боевого крыла «демократической» партии (они называют себя антифашистами) из университета в Беркли. В 1964 году студенты Беркли вышли на мирные митинги протеста, требуя свободы слова. Продолжая славные традиции другого боевого крыла «демократической» партии – Ку-клукс-клана, в 2017 году студенты Беркли устроили кровавый погром, требуя отмены свободы слова. Неужели никто из «демократической» верхушки не понимает, что погром – это великолепный пропагандистский материал для выборов 2020 года, который республиканцы собирают с удовольствием?

Трамп, как искусный тореадор, использует Твиттер в качестве красной тряпки для быка. Но бык уже не тот – его заменили на тупого осла, символа «демократической» партии Америки.