Мой Джордж

Сегодня пришло печальное известие – умер президент Джордж Буш-старший.

В связи с этим перед моими глазами предстало воспоминание.

Май 1991 года. Только что отгремели выстрелы Первой Иракской войны. Героем войны стал, конечно, генерал Норман Шварцкопф. Именно он сумел за 100 часов разгромить самую сильную мусульманскую армию на Ближнем Востоке. Впрочем, он не скрывал, кто были его учителями – стратегии танковых сражений в пустыне он учился у израильского генерала Ариэля Шарона, который, в свою очередь, считал себя учеником американского генерала Джорджа Паттона и немецкого генерала Эрнста Роммеля.

В один из тех теплых майских дней я занимался со своими студентами в лаборатории. Внезапно в дверь вежливо постучали. Я открыл дверь в аудиторию и увидел человека небольшого роста. «Здравствуйте» – сказал он. «Я – капитан Иванов. Из органов. Не могли бы Вы показать мне, что такое Интернет?» На его лице было написано, что никакой он не Иванов, и до капитана он еще не дорос, но что из органов – это точно.

Так я получил неопровержимые доказательства того, что один из моих студентов – стукач.

Предыстория этого визита была такова. За два года до этого мне, молодому советскому ученому, довелось побывать в Америке. Во время визита в Лабораторию искусственного интеллекта Массачусетского Технологического Института мне показали, что такое Интернет (тогда, правда его Интернетом еще не называли). Я подробно выяснил, как подключаться к Интернету, а по возвращении домой нашел поддержку у других энтузиастов этого нового вида связи. Первый в СССР сервер, который (по телефонным проводам!) подключался к одному из серверов в Финляндии, был установлен в Курчатовском Институте атомной энергии.

У нас в институте первый (и многие годы – единственный) компьютер с Интернетом был установлен в моей лаборатории. По телефонным проводам мы подключались к серверу Курчатовского института, через него – к финскому серверу, а через него – ко всему миру. Разумеется, своим студентам я все про Интернет рассказывал, и всем желающим показывал, как он работает.

Понятно, что информация об Интернете в конце концов должна была дойти до КГБ. Вот она и дошла.

Я включил компьютер. Это был хороший компьютер – с диском на один(!) мегабайт. Модем был к тому времени уже второго поколения – со скоростью не 300, как ранее, а 2400 бит в секунду. Я спросил, что мой нежданный гость хочет узнать. «Капитан» немного растерялся, так как даже не подозревал, что можно ожидать от этого Интернета. Тогда я предложил ему сам – «Давайте посмотрим расстрельные списки КГБ». «Капитан» возразил, что такие списки – до сих пор государственная тайна, и никому не позволено иметь к ним доступ. Он, разумеется, не знал, что Библиотека Конгресса США за несколько дней до этого поместила расстрельные списки из архивов КГБ на своем сайте (как они их достали – это уже другая история). С иронией на уровне булгаковского Воланда «Вино какой страны вы предпочитаете в это время дня?» я спросил: «Расстрельные списки какой области СССР вы предпочитаете посмотреть?»

Сошлись на Липецкой области. Имена, даты рождения, статьи УК РСФСР, даты «приведения в исполнение» – все это мелькало на экране компьютера. «Капитан» мрачнел с каждой минутой. Наконец, он не выдержал. Видимо, тяжесть преступления, совершенного изобретателями Интернета перед «прогрессивным человечеством», до него все-таки дошла. Он ушел, не попрощавшись. До августовского путча оставалось менее трех месяцев, а до развала СССР – полгода.

Но когда я вернулся домой, моя жена даже не позволила рассказать ей о моей необычной встрече с «капитаном». Она просто сказала, что беременна нашим вторым ребенком.

Мы решили, что рожать будем в СССР, но документы на выезд в Америку начинаем готовить прямо сейчас. Ну и, конечно, имя ребенку надо было дать. И для девочки, и для мальчика. По вопросу имени мальчика вопросов не возникало.

Так на свет через девять месяцев появился Георгий (Джордж).

Мы тогда еще не знали, что Буш-старший совершил ошибку, приказав генералу Шварцкопфу остановить наступление. Американские танки находились тогда в нескольких сотнях километров от Багдада, и между ними и столицей Ирака больше не было вражеских войск – все иракские дивизии были к тому времени разбиты. Ошибку, как известно, пришлось исправлять его сыну, президенту Джорджу Бушу-младшему.

Даже те, кто недолюбливал Джорджа Буша-старшего, должны признать, что он прожил исключительно яркую, насыщенную, и успешную жизнь. Его критики будут довольно скоро забыты, а он – никогда.

А вот мой Джордж сегодня – уже взрослый парень, и прекрасно знает, в честь какого именно Джорджа он назван. Хотя мой Джордж – не пилот пикирующего бомбардировщика, но он тоже увлекается авиацией. Как и президент Джордж Буш-старший, мой Джордж тоже готов посвятить себя защите Америки – но уже не на просторах Тихого океана, а на просторах Интернета.

Мой Джордж вырос настоящим патриотом Америки. Таким, каким был и президент Джордж Буш-старший.

Политический пандемониум

Что общего между Моникой Левински и Хиллари Клинтон? Нет, речь о любителе сигар из Белого Дома сейчас не идет. И объединяет их не только принадлежность к Демократической партии. Добавим к этому списку и Александру Окасио-Кортез, юную коммунистку и самого молодого члена Конгресса США от Демократической партии. Всех их объединяет весьма странная (на первый взгляд) симпатия к ведьмам.

Как известно, ведьм в Америке не судят и даже не преследуют вот уже несколько веков. Последователи культа Сатаны имеют все возможности, гарантированные федеральными и местными законами, для своих ритуалов. До тех пор, разумеется, пока эти ритуалы не входят в противоречие с законом.

Именно такую ошибку совершило сообщество ведьм (ковен) The Wing в Нью-Йорке. Этот ковен ведьм под вывеской женского клуба был создан в 2016 году. Под давлением активистов движения #MeToo они пошли на беспрецедентный шаг и полностью исключили возможность посещения ковена мужчинами (в их здании даже отсутствует мужской туалет). Основатели этой организации бравируют тем, что они – «шабаш ведьм, а не женский клуб». The Wing издает журнал с красноречивым названием No Man’s Land.

Дискриминацией по сексуальному признаку заинтересовалась Комиссия по правам человека города Нью-Йорка. После этого с сайта The Wing и их аккаунтов в социальных сетях были практически полностью удалены все упоминания о культовых сатанинских ритуалах, но некоторые страницы все же еще доступны. Ведьмы из The Wing продают, например, шапку с ритуальным рисунком и слоганом «Заклинания, проклятья и напевы». Интернет-страница для членов клуба открыто называется https://witches.the-wing.com/.

На защиту The Wing встала и Моника Левински, и Александра Окасио-Кортез. К ним присоединился также мэр Нью-Йорка коммунист Билл Де Блазио и мэр Чикаго Рам Эмануэль. Почему? Потому что членом этой организации (точнее, пожизненным почетным членом) является Хиллари Клинтон (заметим, одна из основательниц The Wing работала в избирательной кампании Хиллари Клинтон).

В XXI веке ведьмы стали принимать активное участие в американских политических баталиях. Например, недавно группа ведьм из Бруклина стала широко известна благодаря их колдовству против судьи Кавана. Массовые ежемесячные сатанинские заклинания против администрации Трампа также широко известны. Новоиспеченный сенатор-демократ из Аризоны Кирстен Синема, как оказалось, привлекала ведьм на политические митинги. Ведьмы проводили колдовские ритуалы также и против National Rifle Association. Недавно вышла книга для современных прогрессивных ведьм: «Magic for the Resistance: Rituals and Spells for Change». По некоторым оценкам, в Америке около миллиона ведьм, а аксессуары для колдовства и ювелирные изделия для ведьм очень хорошо раскупаются на eBay.com.

Кроме Клинтон, гостями ведьм из The Wing были и хорошо известные женщины: сенатор Кирстен Джиллибренд и советник Обамы Валерия Джарретт. Обе – члены Демократической партии. Неизвестно, вступили ли эти женщины в клуб ведьм. Впрочем, это не столь уж важно.

Важно то, что именно притягивает людей уровня Хиллари Клинтон в сатанинский культ?

Известно, что 58% демократов верят в космических пришельцев, привидения и НЛО, а 45% верят в астрологию (Хиллари Клинтон, как известно, верит в инопланетных пришельцев и НЛО).  Многие люди, поддерживающие демократов, демонстрируют явную предрасположенность к психопатическим расстройствам. Наконец, 75% демократов верят в то, что человеческая мысль может непосредственно повлиять на физический мир. Иными словами, леваки явно симпатизируют всевозможным оккультным «наукам» (причем это продолжается довольно давно – еще национал-социалисты Третьего Рейха придавали большое значение оккультизму). Но предрасположенность к оккультизму является, скорее всего, симптомом, а не причиной массового помешательства на политическом колдовстве.

Попробуем предположить другую причину, опираясь на общеизвестные факты, характеризующие современное американское общество. Известно, что из 27 самых ужасных (по количеству жертв) массовых убийств в США, в 26 случаях убийцы росли без отца. Другими словами, отсутствие в семье у детей мужской альфа-модели приводит к воспитанию бета-мужчин (и, конечно же, бета-женщин). А их (одинокие) матери тоже постепенно превращаются в бета-женщин. Движение #MeToo – это тоже симптом того, что происходит внутри общества.

Но альфа-мужчины практически никогда не совершают сексуальных нападений на женщин. Им это не нужно – они и так окружены достаточным количеством женщин. Насилие над женщиной – прерогатива в основном бета-мужчин, хронически обделенных женским вниманием.

Все женщины без исключения знают это (либо догадываются). Но если альфа-женщины никогда не испытывают недостатка в мужском внимании, то бета-женщины вынуждены сбиваться в стаи (иначе именуемые ковенами или шабашами ведьм). Именно отсутствие достаточного мужского внимания привело к кому, что традиционным финальным аккордом шабаша ведьм являлись массовые сексуальные оргии. Иными словами, многочисленные колдовские ритуалы ведьм – это только прелюдия к сексуальной вакханалии. Оговорюсь, что меня до недавнего времени никогда не интересовали ни ведьмы, ни их ритуалы – до тех пор, пока они не стали активно вмешиваться в американскую политику.

Показная ненависть современных ведьм к мужчинам (а в Америке – особенно к белым мужчинам) – это проявление скрытого комплекса неполноценности, которым страдают все бета-женщины. К сожалению, именно так проявляется хроническое отсутствие у бета-женщин мужского внимания. С этой точки зрения феминизм начала XX века к началу XXI века трансформировался в несколько иное политическое движение.

Если изначально феминизм основывался на расизме его основательницы Маргарет Сангер, то сейчас он является движением бета-женщин, и это движение правильнее будет называть бета-феминизмом.

Как изначальные феминистки, так и современные бета-феминистки являются сторонниками одной и той же – левой – идеологии. В результате большинство бета-женщин голосуют за демократов и других леваков. Видимо, есть нечто, что привлекает бета-женщин к демократам, а альфа-женщин – к республиканцам. Та же картина и среди мужчин: большинство бета-мужчин являются сторонниками демократов или других левых партий (социалистических, национал-социалистических, троцкистских, коммунистических и т.д.). Характеристики бета-мужчин и бета-женщин особенно хорошо видны на демонстрациях левых, когда их участники проявляют эксгибиционизм, прилюдно раздеваются, эпатируют наблюдателей и стараются любым способом привлечь к себе внимание.

Движение #MeToo вряд ли имеет в своих рядах альфа-женщин, это движение – типичный бета-феминизм. Альфа-женщины, которые знают себе цену, относительно редко становятся жертвами дискриминации и домогательств. Кроме того, ни одной альфа-женщине не придет в голову унизительная и глупая идея надеть розовую шапку-вагину. Вместе с тем, значительное число бета-мужчин также решили покрасоваться в таком вульгарном наряде.

Насилие – прерогатива бета-мужчин, многие из которых до седых волос живут со своими родителями. При этом их насилие ориентировано в основном на бета-женщин. Именно такие мужчины являются одним из источников бойцов для Антифа.

Объединившись с бета-женщинами, бета-мужчины составляют значительную часть молодежного демократического электората и демократических чернорубашечников.

Из всего сказанного напрашивается вывод, что сборище ведьм The Wing, как и другие подобные организации, открыто используются демократами для ведения политической агитации, организации, пропаганды и сбора средств. Эта деятельность – главная, и промежуточные выборы 2018 года показали, что создание клубов для бета-женщин действительно приносит демократам политические дивиденды. Кроме этого, у организации The Wing существуют два уровня прикрытия. Первый – под видом женского клуба, второй – под видом сатанинского культа.

Подобная ситуация уже была в американской истории – демократы в XIX веке создали ККК, который использовал расизм как прикрытие для решения своих политических задач. Впрочем, всем хорошо известны и более современные примеры – Антифа и #MeToo. Антифа была создана по образу и подобию чернорубашечников социалиста Муссолини. Как военизированное крыло Демократической партии, Антифа для прикрытия своих политических целей использует «антифашизм», в то время как #MeToo в качестве прикрытия использует насилие бета-мужчин над бета-женщинами.

Расисты обвиняют своих политических противников в расизме? Это нам знакомо. Сексисты упрекают своих политических противников в сексизме? И это тоже нам известно. Американские фашисты обличают своих политических противников в фашизме? Примеров этому не счесть. Сатанисты проклинают всех, кто не с ними, за все смертные грехи? Ну что ж, и это бывало в истории.

Только теперь у американских ведьм другой хозяин, и служат они идее фикс о превращении Калифорнии в Венесуэлу, а Мичигана в Пакистан.

What do Leftists think about the 2018 election?

Only a few of the left-wing parties expressed themselves directly after the midterm elections, while others took some time to formulate their position.

Let’s start with the avant-garde of the American leftists – the Communist Party USA.  Immediately after the elections, the communists declared a “historic victory.” Communists clearly do not hide their sympathies.  They fully support their ideological fellows – the Democrats – and rejoice in the loss of a Republican majority in the House of Representatives.  Consequently, one gets the impression that they both receive talking points from the same source.  The rhetoric of the Communists and Democrats is similar.  They say all the followers of Trump are fascists, as they relentlessly talk about the “blue wave.”  And now, after tirelessly speaking out against U.S. Attorney General Sessions for the last two years, they turn to come to his defense after his dismissal by Trump.

Another well-known left-wing party – the Democratic Socialists of America (the party that young Barack Obama joined immediately upon arrival in Chicago) – clearly positions itself as the leader of the left-wing movement in the United States.  In their statement after the elections, the Democratic Socialists do not hide the fact that the young communist Alexandria Ocasio-Cortez from New York and the anti-Semitic Rashid Tlaib from Michigan are members of the DSA who went to Congress under the banner of the Democrats.  At the post-election victory party, the fresh member of Congress Tlaib danced, not with the U.S. flag, but with the flag of Palestine.  So it is not surprising that this party’s position towards Israel, for example, parallels that of the Democrats and the Communists.  Democratic Socialists also talk about “global warming,” support for LGBTQIA + (I still can’t remember what the Q stands for, and now + sign has appeared), and about Trump-the-racist.

The loudest-voiced leftist party in America is the Revolution Communist Party USA.  This party, as usual, is trying to look like an “independent left party.” Immediately after the elections, they tried to distance themselves from both Republicans and Democrats.  The Communist revolutionaries brought down all the standard epithets of Marxism to the “ruling class,” and they did not forget, of course, to add the phrase that Trump is Hitler reincarnated.  In fact, what else could be expected from those who seriously propose changing the U.S. Constitution to the constitution of the “Socialist Republic of North America”?

As for the American Green Party, it is difficult to answer the question – are they similar to Marxists, or are these Marxists similar to Greens as two peas in a pod? Judge for yourself – the press releases of the Green Party as a result of the elections are practically no different from the press releases of the Democratic Party and other left-wing parties.  However, the Greens were forced to admit that their difficulties in the state of Georgia are connected to the methods of suppressing the opposition, introduced by the Democratic Party of Georgia back in 1943.

The Working Families Party, a breakaway from communists 20 years ago, does not hide its enthusiasm about the fact that dozens of members of this party won the election.  The Working Families Party rightly notes that the newly elected House of Representatives will be “the most progressive in a generation.”

The revolutionary Socialist Alternative party does not hide its joy of the fact that many of the newly elected members of the House of Representatives are socialists.  The Alternative Socialists complain about Trump’s “reactionary regime” while they correctly emphasize that as a result of the elections, many anti-Trumpists got purged from the Republican Party.

The Marxist-Leninist Workers World Party sums up the results of the elections in a very original way.  They call the victory of the Democrats “illusory” and call for the rejection of both “capitalist parties” – the Republicans and the Democrats.

The only more or less significant Trotskyist party in America is the Socialist Equality Party.  The party is a member of the Fourth International.  The Trotskyists are trying to soberly assess the situation and note that many socialists who have gone to Congress diligently concealed their socialist roots and membership in socialist parties.  Also, the Trotskyists criticize the Democratic party for the fact that it turns out to have made a “sharp turn to the right.” They blame the Democrats for having some positions “to the right of the Trump administration.” However, no one is surprised that the Trotskyists have declared the Democratic party “pseudo-left.” Who would dare to be to the left of the Trotskyists?

Many left-wing parties in the United States did not express their opinion on the past elections.  The official organization of the young communists – League of Young Communists USA – is still silent on the election.  To this day, there is no word from The Marxist U.S. Marxist-Leninist Organization, League of Revolution for New America, Party for Socialism and Liberation, the Trotskyist Socialist Workers Party, and many others.

However, apart from ideology, all the leftist parties of the United States are united by the amazing ability to transform election day into election week, and then into election month.  Moreover, if you gave free rein to the Trotskyists, then their slogan, “permanent revolution” would be replaced by the slogan, “permanent elections.”

Differences in the assessment of the current events by the American leftist parties are not something extraordinary.  Traditionally, the leftists criticize all those who appear to be to the right of themselves.  Therefore, for example, the Trotskyists are always criticized only on the right, and no one criticizes them on the left.  There is simply no one to the left of them in the American political spectrum.

The nonstop bombarding of Trump with political mud for two years has prevented Democrats and all other leftists from seeing the actual dynamics of what is happening in the White House.  Additionally, this applies not only to the left but also, (judging by the recent vote on the post of minority leader in the House of Representatives) to the right-wingers.  Indeed, during the first two years of his first presidential term, Trump once again abandoned the ideas and symbols of the party to which he formally belonged.  It seems that only American conservatives have noted this dynamic, and this gives them some hope.

The results of the elections in 2018 mean that Trump has finally abandoned both the Democratic Donkey and the Republican Elephant.  Now the tenant of the White House is the Lion, the leader of the American conservatives, Donald J. Trump.
[Originally published at American Thinker]

Что леваки думают о выборах 2018 года?

Мне пришлось ждать довольно долго, чтобы узнать мнение левых партий Америки о прошедших около двух недель назад выборах. Только некоторые левые партии высказались буквально на следующий же день после выборов, а другим потребовалось время, чтобы сформулировать свою позицию.

Начнем с авангарда американских леваков – Communist Party USA. Сразу после выборов американские коммунисты заявили об «исторической победе». Коммунисты явно не скрывают своих симпатий. Они всецело поддерживают своих идеологических собратьев – демократов, и радуются потере республиканцами большинства в Палате Представителей. При этом создается впечатление, что и те, и другие получают методички из одного и того же центра – настолько похожа риторика коммунистов и демократов. Они говорят о том, что все последователи Трампа – фашисты, об идущей «голубой волне», и защищают уволенного Трампом Генерального Прокурора Сешнса (против которого они без устали выступали последние два года).

Другая хорошо известная левая партия – Democratic Socialists of America (именно в эту партию вступил молодой Барак Обама сразу по приезде в Чикаго) – явно позиционирует себя как лидер левого движения в США. В своем заявлении после выборов демократические социалисты не скрывают того, что прошедшие в Конгресс под знаменем Демократов комсомолка Александрия Оказио-Кортес из Нью-Йорка и антисемитка Рашида Тлаиб из Мичигана – члены DSA. Впервые избранная Тлаиб на вечеринке, посвященной ее победе, танцевала не с флагом США, а с флагом Палестины, поэтому неудивительно, что позиция этой партии по отношению к Израилю, например, такая же, как у демократов и коммунистов. Демократические социалисты также говорят о «глобальном потеплении», поддержке LGBTQIA+ (я никак не могу запомнить, что это за Q такое, а теперь еще и + появился), и о Трампе-расисте.

Наиболее горластая левая партия в Америке – Revolution Communist Party USA. Эта партия, как обычно, пытается выглядеть «независимой левой партией». Сразу после выборов они попытались противопоставить себя и республиканцам, и демократам. Коммунисты-революционеры обрушили на «правящий класс» все стандартные эпитеты марксизма, и не забыли, конечно, добавить фразу о том, что Трамп – это Гитлер. В самом деле, что еще можно было ожидать от тех, кто на полном серьезе предлагает поменять Конституцию США на Конституцию «Социалистической Республики Северной Америки».

Американская Green Party – одна из тех, которая всегда ставила меня в тупик. До сих пор я затрудняюсь ответить на вопрос – это они похожи на марксистов, или это марксисты похожи на Зеленых как две капли воды? Судите сами – пресс-релизы Партии Зеленых по итогам выборов практически ничем не отличаются от пресс-релизов Демократической партии и других левацких партий. Вместе с тем, Зеленые вынуждены были признать тот факт, что их трудности в штате Джорджия связаны с методами подавления оппозиции, внедренными Демократической партией Джорджии еще в 1943 году.

Молодая Working Families Party, отколовшаяся от коммунистов 20 лет назад, не скрывает своего восторга по поводу того, что десятки членов этой партии победили на выборах. Партия Рабочих Семей справедливо отмечает, что только что избранная Палата Представителей будет «наиболее прогрессивной в нынешнем поколении».

Революционная партия Socialist Alternative не скрывает своей радости по поводу того, что многие только что выбранные члены Палаты Представителей – социалисты. Альтернативные Социалисты сетуют на «реакционный режим Трампа», и вместе с тем правильно подчеркивают, что в результате выборов многие анти-Трамписты покинули Республиканскую партию.

Марксистско-ленинская Workers World Party подводит итоги выборов весьма оригинально – они называют победу демократов «иллюзорной», и призывают отказаться от обеих «капиталистических партий» – и от республиканцев, и от демократов.

Единственная в Америке более или менее значимая троцкистская Socialist Equality Party является членом Четвертого Интернационала. Троцкисты пытаются трезво оценить ситуацию и отмечают, что многие социалисты, прошедшие в Конгресс, старательно скрывали свои социалистические корни и членство в социалистических партиях. Кроме того, троцкисты критикуют Демократическую партию за то, что она, оказывается, сделала «резкий поворот вправо», а по некоторым позициям находится даже «правее администрации Трампа». Впрочем, никто не удивляется тому, что троцкисты объявили Демократическую партию США «псевдо-левой». Кто же посмеет быть левее троцкистов…

Вместе с тем, многие левые партии в США так и не высказали своего мнения о прошедших выборах. Официальная организация американских комсомольцев – League of Young Communists USA – до сих пор хранит молчание по поводу выборов. Молчат пока марксистские U.S. Marxist-Leninist Organization, League of Revolutionaries for a New America, Party for Socialism and Liberation, троцкистская Socialist Workers Party, и многие другие.

Но, кроме идеологии, все левые партии США объединяет удивительное умение превращать день выборов в неделю выборов, а затем – и в месяц выборов. А если дать волю троцкистам, то их лозунг о «перманетной революции» будет заменен лозунгом о «перманентных выборах».

Разночтения в оценке текущего момента американскими левыми партиями не являются чем-то экстраординарным. Традиционно леваки критикуют всех тех, кто кажется им правее их самих. Поэтому, например, троцкистов всегда критикуют только справа, и никто не критикует их слева – просто левее их в американском политическом спектре нет никого.

Смешивание Трампа с грязью в течение двух лет не позволило демократам и всем другим левакам заметить истинную динамику происходящего в Белом Доме. Причем это относится не только к левым, но и, судя по недавнему голосованию на пост лидера меньшинства в Палате Представителей, к правым силам. Ведь в течение неполных двух лет своего первого президентского срока Трамп в очередной раз отказался от идей и символов партии, к которой он формально принадлежит. Похоже, эту динамику отметили только американские консерваторы, и это вселяет им надежду.

Результаты выборов 2018 года означают, что Трамп окончательно отказался и от демократического осла, и от республиканского слона. Теперь хозяин Белого Дома – лев, лидер американских консерваторов Дональд Трамп.

What Truly Caused the Pogrom of 1938

Everyone knows what happened 80 years ago, November 9-10, 1938 in Germany.  The unprecedented pogrom of the Jews got the name Kristallnacht – “Night of Broken Glass.”  Today, we are well aware of the approximate number of murdered Jews, destroyed businesses, and burned synagogues.  The formal reason for the pogrom was the murder of the German diplomat Ernst vom Rath in Paris by the Jewish teenager Herschel Grynszpan on November 7.

Unfortunately, few people know about the true causes of the pogrom.

Who created the conditions under which a mass pogrom of Jews in the Third Reich could even take place?

After the murder of the German diplomat, the propaganda minister, Joseph Goebbels, announced that neither the German government nor the ruling National Socialist Workers Party (NSDAP, AKA Nazi) would organize any protests in this regard.  Goebbels knew what was going to happen.  The government of Nazi Germany, although not formally involved in the detailed organization of the Kristallnacht, for several years was doing everything possible to make such a pogrom.

Since taking power in 1933, the Nazis had tightened the existing gun control laws.  All German citizens, including Jews, were required to register their weapons, and for every firearm purchase, they must obtain a special permit from the authorities.  In September 1935, all Jews were stripped of German citizenship.  All Jews, without exception, were declared “untrustworthy” and deprived of most civil rights.  Then, starting in December 1935, the Jews of Germany lost the opportunity to buy firearms and ammunition, but the Nazis had not yet executed a widespread confiscation of the existing weapons and ammunition.

Finally, in March 1938, a new gun control law was passed in Germany.  In this law, the only mention of Jews was in the part that declared a total ban on Jews from participating in the production and trade of firearms and ammunition.  However, this law, on the one hand, lifted restrictions of the possession of firearms by members of all Nazi-connected organizations (such as the NSDAP, the SA, and the Hitler Youth) and on the other hand prohibited the possession of firearms by all “untrustworthy” and those persons “relieved of their civil rights.”  By the law of 1935, not only Jews but also all political opponents of the Nazi regime, as well as Gypsies and the homeless, were treated as “untrustworthy.”

Due to the combined application of the laws of the Third Reich of 1935 and 1938, the confiscation of all firearms from German Jews was categorically legalized.

As a result, a massive (and effective) campaign for the confiscation of weapons had begun, and in many regions of Germany, the Jews were wholly disarmed in just six months – by November 1938.  For example, the day before the pogrom, on November 8, 1938, the New York Times published an article reported that the head of the Berlin police noted with satisfaction that practically all firearms from Berlin Jews had already been taken.  The Nazis’ sequester was effective because law-abiding German Jews registered all their weapons, as the law required.  As a result, the addresses of the Jewish owners of the firearms and the details of the weapons in question were known to the authorities in advance.

There is every reason to believe that the catalyst was not the murder of the third secretary of the German embassy in Paris, but rather a series of articles printed in the German morning newspapers on November 9, 1938.  Their reports about the practical completion of the seizure of weapons from Jews served as a trigger for the pogrom.

The killing of a minor diplomat cannot drive the whole country to a bloody massacre, but a guaranteed absence of armed resistance certainly can.

The collection of firearms from the Jews from March to November 1938 was not the beginning, but the end of the Nazi policy of complete disarmament of the Jews.  The seizure of weapons began several months after the Nazis came to power, although at first, this was not widespread, because in 1933, it was a question of impounding only the army-grade weapons.  Indicative is the rummage of Albert Einstein’s house in March 1933 on the grounds that “Professor Einstein has a weapons depot at home.”  At the time of the search, Einstein was not at home (he was outside Germany), and they found no weapons in the house of the physicist-pacifist.

The day after the start of the pogrom, on November 10, the German government decided to suppress the initiative from the rioters.  SS head Heinrich Himmler announced that the refusal to surrender weapons by Jews would be punished with 20 years’ imprisonment in concentration camps.  As a result, tens of thousands of Jews were arrested and thrown into concentration camps.  To this day, nobody knows which of them actually refused to hand over legally acquired guns and which simply fell victim to the circumstances.

Also, the police received clear instructions on what can be allowed during the pogrom and what should not be allowed.  For example, businesses owned by Jews could be shattered and destroyed (but not set on fire), while looting was prohibited.  Foreigners (including Jews) should be protected.  Businesses that belonged to non-Jews should be preserved in every way possible, and “spontaneous mass demonstrations” should not be hindered.

Two days after the beginning of the pogrom, on November 11, 1938, the government of the Third Reich made its final point on this issue.  Jews were deprived of the right to hold firearms or any weapon whatsoever or any ammunition.

This final point was the beginning of the “final solution of the Jewish question” in the Third Reich.

During the pogrom in Germany, 80 years ago many more Jews perished than in the recent pogrom in Pittsburgh.  However, these two events, separated by decades, are united by one thing – National Socialism.

Both the Nazi government and the lone American neo-Nazi had the same goal.  The well-known policy on gun control by the American socialists, including the idiotic Gun Free Zones, leads to the same result as the policy of the German National Socialists.  It promotes the disarmament of law-abiding American citizens similarly to how the Nazi policy led to the disarming of the Jews.  Consequently, many Jews (not only in America) for some reason forgot that the Third Reich is long gone, and it is no longer necessary to obey the Nazi laws on the disarmament of Jews.

Also, the de facto disarmament of American citizens is contrary to the de jure Second Amendment to the U.S. Constitution.

The pogrom in Germany was stopped on the evening of November 10, 1938, by order of Goebbels.  Should the Americans wait and hope that some high-ranking bureaucrat will stop another Jewish pogrom, or will we stop them by using our legal rights and legal means?
[Originally published at American Thinker]

Накануне суперпогрома 1938 года

Все знают, что случилось ровно 80 лет назад, 9-10 ноября 1938 года в Германии. Беспрецедентный погром евреев получил название Kristallnacht – «Хрустальная ночь». Сегодня нам хорошо известно примерное количество убитых евреев, разгромленных бизнесов и сожженных синагог. Формальным поводом для суперпогрома послужило убийство 7 ноября немецкого дипломата Эрнста фон Рата в Париже еврейским тинейджером Гершелем Гриншпаном.

К сожалению, мало кто знает об истинных причинах погрома.

Кто создал условия, при которых массовый погром евреев на территории Третьего Рейха вообще мог состояться?

Ведь министр пропаганды Геббельс после убийства немецкого дипломата объявил, что ни правительство Германии, ни правящая Национал-Социалистическая Рабочая Партия (НСДАП) не будут организовывать никаких акций протеста в этой связи. Разумеется, Геббельс знал, что должно было случиться. Правительство нацистской Германии, хотя формально и не участвовало в детальной организации погрома 9 ноября, в течение нескольких лет делало все возможное, чтобы такой суперпогром состоялся.

С момента прихода к власти в 1933 году нацисты ужесточили имеющиеся законы по контролю над огнестрельным оружием. Все граждане Германии, включая евреев, должны были зарегистрировать свое оружие, а на каждую покупку оружия получать специальное разрешение у властей. В сентябре 1935 года всех евреев лишили немецкого гражданства. Все без исключения евреи были объявлены «неблагонадежными» и лишены большинства гражданских прав. Затем, начиная с декабря 1935 года, евреи Германии потеряли возможность покупать огнестрельное оружие и боеприпасы к ним, но уже имеющееся оружие и патроны у них повсеместно еще не отбирали.

Наконец, в марте 1938 года в Германии был принят новый закон об оружии. Евреи в этом законе напрямую упоминаются только в той его части, которая говорит о полном запрете евреям участвовать в производстве и торговле оружием и боеприпасами. Но этот закон, с одной стороны, снимал ограничения на владение оружием членами всех нацистских организаций (таких, как НСДАП, СА и Гитлерюгенд), а с другой – запрещал владение огнестрельным оружием всем «неблагонадежным» и «лишенным гражданских прав». В соответствии с законом 1935 года, к «неблагонадежным» относились не только евреи, но и все политические противники режима, а также цыгане и бездомные.

Конфискация всего огнестрельного оружия у немецких евреев была полностью легализована благодаря совместному действию законов Третьего Рейха 1935 и 1938 годов.

Во многих регионах Германии евреи всего за полгода – к ноябрю 1938 года – были полностью разоружены. Например, за день до суперпогрома, 8 ноября 1938 года, Нью-Йорк Таймс опубликовала статью, в которой сообщалось, что глава полиции Берлина с удовлетворением отметил, что практически все оружие у берлинских евреев уже конфисковано. Эффективность работы нацистов в плане конфискации была обусловлена тем, что законопослушные немецкие евреи все свое оружие регистрировали, как того и требовал закон. В результате адреса евреев-владельцев оружия и подробные сведения об имеющемся оружии были заранее известны властям.

Есть все основания полагать, что отнюдь не убийство третьего секретаря посольства Германии в Париже, а ряд статей в немецкой утренней прессе 9 ноября 1938 года с сообщениями о практическом завершении конфискации оружия у евреев послужил спусковым крючком суперпогрома.

Убийство второстепенного чиновника не может подвигнуть всю страну на кровавый погром, а вот гарантированное отсутствие вооруженного сопротивления – может.

Разумеется, конфискация огнестрельного оружия у евреев с марта по ноябрь 1938 года было не началом, а окончанием политики полного разоружения евреев. Конфискация оружия началась буквально через несколько месяцев после прихода нацистов к власти, хотя, конечно, сначала это не носило массового характера, поскольку в 1933 году речь шла о конфискации оружия только армейских образцов. Показательным является обыск дома Альберта Эйнштейна в марте 1933 года на том основании, что у «профессора Эйнштейна находится дома склад оружия». Самого Эйнштейна на момент обыска дома (и в Третьем Рейхе) не было, и никакого оружия у физика-пацифиста, разумеется, не нашли.

На следующий день после начала суперпогрома, 10 ноября, правительство Германии решило инициативу у погромщиков перехватить. Глава СС Генрих Гиммлер объявил о том, что отказ в сдаче оружия грозит евреям 20-летним заключением в концлагерях. В результате десятки тысяч евреев были арестованы и брошены в концлагеря. Какая часть из них в самом деле отказалась сдавать легально приобретенное оружие, а какая часть просто попалась «под горячую руку», не знает никто.

Кроме того, полиция получила от СС четкие указания, что можно допускать во время погрома, а чего допускать нельзя. Например, бизнесы, принадлежащие евреям, можно было громить и разрушать (но не поджигать); при этом мародерство запрещалось. (Действительно, зачем что-то еще поджигать, если все прекрасно горит еще со вчерашнего дня). Иностранцев (включая евреев) следует охранять. Бизнесы, не принадлежащие евреям, следует всячески оберегать, а «спонтанным массовым демонстрациям» не препятствовать.

Через два дня после начала суперпогрома, 11 ноября 1938 года, правительство Третьего рейха поставило финальную точку в этом вопросе – евреев вообще лишили права на любое оружие (не только огнестрельное, но и на любое холодное) и на любые боеприпасы. Эта финальная точка послужила началом «окончательного решения еврейского вопроса» в Третьем Рейхе.

Во время суперпогрома в Германии 80 лет назад погибло на порядок больше евреев, чем в недавнем погроме в Питтсбурге. Но эти два события, разделенные десятилетиями, объединяет одно – национал-социализм.

И нацистское правительство Германии, и американский неонацист-одиночка имели одну и ту же цель. Хорошо известная политика американских социалистов по контролю над оружием, включая идиотские Gun Free Zone, приводит к тому же результату, что и политика германских национал-социалистов. Она приводит к разоружению законопослушных американских граждан точно так же, как и политика нацистов приводила к разоружению евреев. При этом многие евреи (не только в Америке, кстати) почему-то забыли, что Третьего Рейха уже давным-давно нет, и исполнять нацистские законы о разоружении евреев более не требуется.

Кроме того, де-факто разоружение американских граждан противоречит де-юре Второй поправке к Конституции США.

Как известно, суперпогром в Германии был остановлен вечером 10 ноября 1938 года по приказу Геббельса. Стоит ли американцам ждать и надеяться на то, что какой-то высокопоставленный бюрократ остановит очередной еврейский погром, или мы сами все-таки остановим их, используя свои законные права и законные средства?