Монах, судья, султан и президент

Если история и учит чему-то, то только одному – историю надо знать. Причем не только историю своей семьи, своего города, штата или страны, но и всемирную историю.  Очень часто то, что мы считаем уникальным и неповторимым, на самом деле уже где-то или когда-то происходило.

Заключительную часть недавней саги о судье Кавана мне пришлось наблюдать из-за рубежа, путешествуя по Грузии. Древнее название этой страны – Сакартвело, но на Западе она более известна как Джорджия. Напомню, что в мире существуют две страны с этим названием. Одна – в Америке, бывшая колония Великобритании, названная в честь британского короля Джорджа (Георга) II. Другая – на юге Европы, названная в честь Св. Георгия, который считается покровителем этой страны.

Cтрана Джорджия (Грузия) носит имя одного из самых известных христианских святых, и исторически религия играла в ней огромную роль. Древняя страна Сакартвело приняла христианство в 319 году н.э., сразу после соседней Армении, то есть примерно на три поколения раньше, чем Римская Империя, и на много веков раньше, чем вся остальная Европа. Заметим, что евреи живут в Джорджии примерно с 6 века до н.э., и эта страна гордится тем, что она – одна из тех немногих стран, где антисемитизма не было никогда.

Христианские религиозные традиции в Джорджии, включая основание монастырей и монашество, уходят в глубь веков. В Джорджии я узнал об одном из самых известных и почитаемых монахов – Давиде (Св. Давид Гареджийский), который жил в VI веке. Деятельность этого проповедника вызвала ярость язычников, которые получали поддержку из соседней Персии. Они подговорили одну женщину легкого поведения, чтобы она оклеветала монаха, и набожный Давид был обвинен в сексуальном насилии.

По древней легенде, праведник Давид проклял ту женщину. При этом он предсказал, что основное наказание эта женщина понесет позже – она родит камень, что и послужит доказательством его невиновности. По легенде, предсказание монаха сбылось, и толпа, невзирая на просьбы Давида, забросала эту женщину камнями. Теперь на том месте в столице Джорджии Тбилиси, где женщина родила камень, воздвигнута церковь. Но сам Давид снести такое оскорбление не смог, и ушел в пустынные горы, где в конце VI века основал пещерный мужской монастырь, который существует до сих пор.

Эта безымянная женщина из VI века, если бы она жила сегодня, в XXI веке, вполне могла бы быть участницей всемирного движения #MeToo. Подлое обвинение со стороны женщины ради политических интересов  объединяет разделенных пятнадцатью веками грузинского монаха Давида и американского судью Кавана.

Сейчас, по прошествии года после скандала с Харви Вайштейном, по различным оценкам, от 400 до 800 мужчин в Америке попали под удар движения #MeToo. Какая-то часть этих обвинений, безусловно, является правдой. Но какая-то часть является откровенным лжесвидетельством, основанном либо на мести, либо на желании заработать, либо на желании увидеть себя в программе новостей, либо (как в случае с судьей Кавана) обусловлено политическими мотивами.

К сожалению, движение #MeToo создало крайне негативный прецедент – теперь любой мужчина в Америке считается виновным в сексуальных домогательствах не после скрупулезного расследования и судебного разбирательства, а сразу в момент обвинения.

Политические последствия этого предсказать несложно. В Америке справедливость является частью национального характера, причем вне зависимости от пола, расы, и уровня доходов. Поэтому демократов – сторонников движения #MeToo – на следующее утро после ноябрьских выборов этого года, скорее всего, ждет неприятный сюрприз.

При этом вспоминается давно подмеченный факт – в человеческом обществе действуют так называемые длинные корреляции. Это означает, что события далеких эпох не исчезают бесследно, а приводят к неким определенным событиям много веков спустя. Одно из таких исторических событий произошло в стране, которая явилась продолжением моего путешествия, и которая граничит с европейской Джорджией – в Турции.

Всем хорошо известна история Стамбула и история гаремов османских султанов. Самым знаменитым был, разумеется, гарем султана Сулеймана Великолепного, звездой которого была славянская красавица и мастер политических интриг Роксолана. Но речь не об отношениях Сулеймана Великолепного и Роксоланы. Как мне удалось узнать в Стамбуле, султан Сулейман получил прозвище Великолепный отнюдь не из-за гарема. Он получил его из-за своей налоговой политики.

Сразу после прихода к власти в начале XVI века Сулейман (тогда еще не Великолепный) существенно снизил внутренние налоги на территории Османской империи, и одновременно с этим существенно повысил налоги внешние (тарифы).

Пять веков спустя точно также поступил и Президент Трамп.

Во времена Сулеймана основным экономическим конкурентом Османской империи была Венеция. Двойной налоговый рычаг Сулеймана привел к тому, что товары стало намного выгоднее производить внутри Османской империи, а импорт товаров из Венеции стал менее рентабелен.

Налоговая политика Сулеймана привела к массовому трансферу капитала из Европы в Османскую империю. Это привело к экономическому буму, который продолжался более ста лет, и позволил османам не только успешно конкурировать с Европой в экономической сфере, но и расширять свою империю. Недаром эти сто лет считаются «золотым веком» Османской империи, а султан Сулейман получил прозвище Великолепный вполне заслуженно.

Разумеется, успех такой налоговой политика невозможен, если оперировать только одним налоговым рычагом – либо только внутренними, либо только внешними налогами. Трамп давно понял, что только одновременная манипуляция уровнями внешних и внутренних налогов создает тот финансовый стимул, который «выдавливает» конкурентов из-за рубежа и вынуждает их переносить свое производство на территорию Америки. Только одновременная манипуляция двумя налоговыми рычагами позволяет перенаправить мировые финансовые потоки туда, куда того желает Трамп – в Америку.

Выучит ли американское общество эти уроки истории? Будем ли мы изменять принципу презумпции невиновности? Проголосует ли американское общество за демократов, которые грозятся повернуть вспять экономические реформы Трампа? Дадут ли длинные исторические корреляции достаточно мудрости американцам, чтобы учиться на чужих, а не на собственных ошибках и успехах?

Будем надеяться, что выборы этого года дадут однозначный ответ.

4 thoughts on “Монах, судья, султан и президент”

  1. К сожалению, доктор Форд не родит камень даже если ее трахнет Каменный Гость. Просто сделает аборт – не зря же они так за них сражаются…

    А без шуток: на меня однажды реально набросилась с кулаками (благо – тщедушными) пожилая еврейка, верещавшая о праве на аборты, когда я нежно спростил ее не вопиет ли в ней чувство вины за собственных еврейских детей, убиенных в ее чреве.

    1. “Cтрана Джорджия (Грузия) носит имя одного из самых известных христианских святых”, -автор перегнул. Грузины свою страну Георгией не называют. Англичане со своим неудобным для произношения языком переделали персидское ГУРДЖИ (Грузин) в Джорджа.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s