Зомби Обамакер

Судьба медицинского обслуживания в Америке находится в руках одних из самых мрачных обитателей Вашингтонского болота – сенаторов-республиканцев. Помните, у Бабеля, в «Одесских рассказах», есть фраза о биндюжнике Менделе Крике, папаше Бени Крика: «Об чем думает такой папаша? Он думает об выпить хорошую стопку водки, об дать кому-нибудь по морде, об своих конях – и ничего больше».

Перефразируя Бабеля, можно сказать, что вашингтонские республиканские папаши думают об выборах и об перевыборах – и ничего больше.

Вашингтонские республиканцы знают, что если они ничего не предпримут, то все беды, которые принес и еще принесет закон Обамакер, останутся на совести демократов. Если же они примут некий закон, который хоть капельку модифицирует Обамакер, то все негативные последствия обрушатся на них. Демократы тут же воспользуются ситуацией и все катастрофические последствия объявят виной Трампкер. Со всеми вытекающими для промежуточных выборов 2018 года последствиями.

Поэтому перед ними стоит дилемма – оставить все как есть, и использовать умирающий закон Обамакер как выигрышную стратегию в 2018 году, но при этом не выполнить предвыборное обещание 2016 года об отмене Обамакер, либо попытаться что-то изменить.

Республиканцы в течение нескольких месяцев находились в лихорадочном поиске правильного подсчета политических рисков.

Похоже, что они свой выбор сделали.

Недавнее фиаско с отменой Обамакер означает, что теперь демократам ни за что не удастся связать миллионы американцев, не имеющих медицинской страховки, с именем Трампа.

Но почему трое республиканских сенаторов – Коллинз, МакКейн, и Мурковски – проголосовали «против»? Потому что, с их точки зрения, им ничего не грозит.

Ведь все они каких-то два года назад дружно голосовали за отмену Обамакер. Тогда это было вполне безопасно – они прекрасно знали, что Президент Обама наложит вето (что он и сделал). Кроме того, Сенатор Коллинз будет переизбираться только в 2020 году, а МакКейн и Мурковски – только в 2022 году.

Их противоречивая и непоследовательная позиция вызывает множество вопросов. Но все встанет на свои места, если понять их желание видеть Трампа президентом только на один срок. Они смотрят в будущее (свое), и в этом будущем нет места ни Трампу, ни консерватизму, ни даже американским гражданам.

А вот нам, американским гражданам, грозит существенное увеличение стоимости страховок. Потому что Обама не выполнил не только своего обещания гражданам Америки («Ваш доктор останется с вами»), но и не выполнил своего обещания страховым компаниям. Им было обещано, что молодежь, которая до закона Обамакер страховку не покупала, теперь вынуждена будет ее покупать, тем самым «оздоравливая» общий контингент пациентов. И тем самым увеличивая прибыли страховых компаний.

Но этого не произошло – многие американцы предпочли заплатить смехотворно низкий штраф за отсутствие медицинской страховки, чем покупать саму страховку.

Кроме того, субсидии страховым компаниям по закону Обамакер выделяются не Конгрессом, а федеральным правительством. Это произошло потому, что выпускник Юридического факультета Гарвардского Университета Барак Обама не знал, что все законопроекты, связанные с распределением денег, должны быть предложены сначала в Палате представителей, и только затем в Сенате, а не наоборот.

Но произошло именно наоборот – этот закон был рожден в Сенате. И был пристегнут к закону об улучшении жилищных условий ветеранов просто как небольшое дополнение (так, добавили немного, всего-то чуть более 1000 страниц).

Так что теперь именно Трамп решает, кому и какие субсидии выплачивать. Или не выплачивать. И тем самым ускорить агонию Обамакер и сделать демократов в Конгрессе предельно вежливыми и сговорчивыми.

Если Трамп перестанет выплачивать субсидии страховым компаниям, цены на страховки Обамакер еще более возрастут. И если кто-то думает, что Трамп из-за каких-то теплых чувств к американскому народу не воспользуется этим оружием в политических целях, то их ждет скорое разочарование.

Потому что Трамп ведет «войну на истощение» против Обамакер с первого дня в Овальном кабинете. После принятия Обамакер бюрократы из Министерства здравоохранения за семь лет обложили этот закон более 1400 инструкциями, и администрация Трампа методично избавляется от них с одной-единственной целью – сделать Обамакер еще более непривлекательным.

Поражение республиканцев в Сенате просто означает, что нельзя всегда тупо атаковать «в лоб». Иногда необходимо лавировать и находить другие пути. Например, предложить одну очень простую вещь – законопроект о том, что все члены Конгресса обязаны купить именно страховку Обамакер, и никакую другую. Ведь в настоящее время Конгресс исключил сам себя из Обамакер. Или просто отменить субсидии членам Конгресса – вот будет потеха! А ведь Трамп имеет право это сделать.

Или принять закон (это идея Теда Круза), который позволял бы страховым компаниям продавать страховые полисы вне ограничений Обамакер. Это создало бы в стране две параллельные медицинские платежные системы – чисто рыночную и чисто государственную.

Или принять закон (эта идея настолько стара, что уже трудно найти автора), который позволял бы страховым компаниям продавать полисы в другие штаты, разрушив тем самым локальные монополии.

Эти законы не предполагают юридической отмены Обамакер и являются неплохим первым шагом к возврату медицинской индустрии на рыночные рельсы. Кроме того, за их принятие проголосуют даже некоторые демократы (особенно демократы из тех штатов, в которых выиграл Трамп).

В нормальной рыночной экономике кто должен зарабатывать больше всего в сфере медицины? Правильно – доктор, и никто другой. Именно доктор должен находиться на вершине медицинской пирамиды. Но реальность в Америке такова, что больше всех зарабатывают не доктора, а администраторы страховых компаний. Затем идут администраторы госпиталей. Ведь именно они договариваются с правительством о субсидиях. Затем – вашингтонские чиновники. И только потом – доктора.

Ни доктора, ни пациенты к процессу установления цен на медицинские услуги в США давно уже не имеют никакого отношения.

Когда вы приходите в медицинский офис, никто и не собирается показывать вам цены на их услуги. Собственно, медики давно сами цен и не устанавливают. Все ценообразование в отрасли (а она занимает 17% всей экономики США), дано на откуп третьей силе, которая стоит вне медицинской индустрии как таковой – федеральному правительству.

В других развитых странах медицинская отрасль занимает примерно 10% всей экономики. Примерно такое же соотношение и медицинских расходов на душу населения – в Америке это чуть ниже $10,000 долларов в год, а в других развитых странах – чуть более $5,000.

Почему 30% расходов госпиталей уходит на бумажную волокиту? Почему у американских врачей отобрали радость помощи своим пациентам и заставили большую часть времени проводить за заполнением различных форм? Почему стоимость услуг каждого американского врача определяется не рынком, а сговором страховой компании с каким-то вашингтонским бюрократом?

В резудьтате мы имеем ситуацию, которая прекрасно иллюстрируется следующим графиком.

plastic_inflation

Этот график показывает изменение уровня цен за последние 10 лет – на косметические операции (которые никогда не оплачиваются никакой медстраховкой и врачи-косметологи вынуждены работать в условиях реального рынка), уровень инфляции (CPI – Consumer Price Index), и уровень цен на медицинское обслуживание.

Как и следовало ожидать, цены на косметическую хирургию, скорректированные с учетом инфляции, за последнее десятилетие снизились (в целом на 10% в год), в то время как расходы на медицинскую помощь увеличились почти в два раза по сравнению с темпом инфляции. То же самое происходит и с ценами на высшее образование. И причина – та же самая.

Но вот цены на плоские телевизоры размером 50 дюймов упали за последние 10 лет в 5 раз – с $5,000 до $1,000 долларов. Цены на авиабилеты тоже идут вниз несмотря на то, что существенная часть этой цены определяется налогами. Почему? Так работает рынок. Реальный рынок, в котором покупатель сам делает выбор. В таком рынке государство не субсидирует убыточные предприятия и не вмешивается в процесс купли-продажи.

airfare_trend

Вместе с тем, все, что покрывается медицинской страховкой, растет в цене. Потому что медицинское обслуживание в Америке давно стало синонимом медицинской страховки. А это, как когда-то говорили в Одессе, две большие разницы.

И кто платит за все это? Правильно, сами же граждане. Иногда – напрямую, но в подавляющем большинстве случаев – опосредованно, в виде налогов.

В настоящее время 47%, то есть около половины всех расходов на медицину несет на себе федеральное правительство.  Но это только прямые расходы. В целом же государство платит около 90% всех расходов на медицину, а граждане платят напрямую только 10%. Цифра в 90% происходит от того, что государство собирает налоги и платит из них напрямую медицинским учреждениям. Затем, из других налогов, государство выплачивает субсидии страховым компаниям, находящимся из-за провала Обамакер на грани банкротства. Общая сумма денег, которая проходит через руки вашингтонских бюрократов, и составляет 90% всех медицинских расходов страны.

Перенаправление этих громадных денежных потоков из частного сектора в правительственный и было главной задачей Обамакер.

«Демократы» считают, что не какие-то жалкие 90%, а все 100% расходов на медицину должно покрывать государство, а республиканцы считают, что это – вывернутая наизнанку экономика, и ситуация должна быть прямо противоположная – чтобы сами граждане платили за медицину в объеме 90% и только 10% следует платить государству. Почему 10%, а не ноль? Потому что есть армия, есть сироты, о которых не следует забывать.

Иными словами, водораздел между консерваторами и «либералами» состоит в вопросе о том, следует ли исключить государство как платежного посредника между пациентом и доктором, или нет.

Наличие такого посредника приводит к печальным последствиям. Судьба британца Чарли Гарда, который умер был убит за неделю до своего первого дня рождения – типичный пример диктатуры чиновников от медицины. Ведь «кто платит, тот и заказывает музыку». В Британии платит государство.

Если исключить государство из медицинского уравнения, то в Америке начнет работать рыночная экономика в сфере медицинских услуг.

И тогда неумерший зомби Обамакер наконец-то уйдет в небытие.

Слушайте Радио «Народная Волна» (Чикаго) с моим участием

Понедельник, 31 июля, с 14:05 до 15:00 по Чикагскому времени (15:05 Нью-Йорку) в передаче Игоря Цесарского и Дмитрия Якубова «РадиоБлог».

Интернет-трансляция https://www.radionvc.com/

Телефон прямого эфира: +1-847-400-5200

Начало передачи по московскому времени в 22:05

Почему Хиллари упала вместе с мексиканским песо?

«После знакомства с вашим прошлым и настоящим я потерял веру в человечество. Разве это не стоит миллиона рублей?» Остап Бендер в «Золотом Теленке». Ильф и Петров

Все, наверное, заметили, что я очень редко принимаю участие в онлайн-дискуссиях. Особенно в дискуссиях по поводу моих статей. И мой личный опыт, и опыт всех моих друзей показывает, что это всегда бесполезная трата времени, ничего не добавляющая к предмету спора.

Но мне хотелось бы обнародовать один весьма нетривиальный факт. Он касается количества и качества комментариев на мои статьи (речь идет не только о моем блоге, но и о сотнях перепечаток с комментариями в десятках изданий по всему миру).

В моих статьях приводится либо мое мнение о каком-либо политическом явлении, либо факты, описывающие какое-либо событие, либо и то и другое вместе. Но вне зависимости от содержания статьи я довольно точно могу предсказать, каков будет уровень кликов и комментариев в том случае, если приведенные факты каким-либо образом представляют леваков в негативном свете.

Причем речь идет о фактах и только фактах – левакам глубоко наплевать на мое мнение о них (как и мне совершенно безразлично их мнение обо мне). Интернет не выносит негатива о леваках и просто «взрывается». Судя по статистике интернет-трафика, мои статьи читают в 90+ странах, и во всех этих странах нет недостатка в «высокоинтеллектуальных» леваках.

То, что на страницах Фейсбука развернулась жаркая дискуссия по поводу одной из моих последних статей, для меня не является неожиданностью. Задело их в этот раз… Сильно задело. С фактами-то не поспоришь – ведь это не мнение, с которым можно (а зачастую и нужно) дискутировать.

Леваков сильно задело то, что ЦК республиканской партии США собрал в два раза больше пожертвований, чем ЦК демократической партии. Именно этот факт (а не мое мнение о нем) послужило спусковым крючком. Поэтому вдогонку предлагаю еще несколько фактов.

За 8 лет Обамы демократы потерпели сокрушительные поражения на всех уровнях власти, а не только на федеральном уровне. Демократы потеряли 13 губернаторов штатов, и теперь в Америке 33 губернатора-республиканца. 33 из 50 – это как раз те 2/3, о которых шла речь в последней статье. То есть и по деньгам, и по количеству губернаторов получается одно и то же – примерно 2/3 страны симпатизирует республиканцам, и только 1/3 – демократам.

Поэтому в качестве первого домашнего задания мне хотелось бы спросить моих читателей о том, что было бы, если бы ситуация со сбором денег была бы полностью противоположная, и демократы собрали бы в 2017 году в два раза больше денег, чем республиканцы. (Передовицы Нью-Йорк Таймс с банальными заголовками типа «Трамп близок к разгрому своей партии» не предлагать!)

Эмоциональные «эпитеты», которыми меня частенько награждают леваки, показывают общий интеллектуальный уровень заочных клавишедавителей, и требуют не ответа, а полного игнорирования. Что я практически всегда и делаю.

Но одно замечание – по существу дела – я оставить без внимания не могу.

Речь идет о том, каким образом с помощью курса мексиканского песо к доллару мне удалось предсказать победу Трампа. Один из аргументов, призванных снизить доверие к такому нетривиальному методу предсказаний политических событий, состоит в том, что график цены мексиканского песо начал свое падение задолго до того, как Трамп объявил о своем участии в предвыборной гонке. Этот график представлен ниже как график А.

usdmxn

 

Красной вертикальной линией обозначен момент вступления Трампа в президентскую гонку, и «невооруженным взглядом» видно, что график шел вверх (то есть курс песо падал) задолго до этого момента.

Конечно же, дьявол всегда в деталях. График А показывает, сколько песо (знаменатель) нужно заплатить, чтобы купить 1 доллар (числитель). Если бы курс самого доллара не менялся, то есть был бы константой, то этот график должен был бы интерпретироваться именно так, как и предлагают мои заочные оппоненты.

Но это не так. Все мы хорошо знаем, что сам доллар – величина переменная. Курс доллара постоянно меняется. График индекса американского доллара к корзине основных мировых валют представлен на графике В.

График В показывает, за счет чего флуктуирует курс песо. Задолго до июня 2015 года курс доллара по отношению ко всем остальным валютам возрастал (красная стрелка на графике В), и поэтому курс песо по отношению к доллару падал. Другими словами, это падение не было обусловлено какими-то внутримексиканскими делами, а было просто манифестацией того, что доллар растет по отношению ко всем валютам.

Вхождение Трампа в гонку произошло тогда, когда курс доллара перестал расти (эта область обозначена на графике В коричневым прямоугольником). Как говорят профессионалы, тренд роста закончился, и доллар вошел в зону ограниченных осцилляций.

Чтобы устранить влияние переменного курса доллара на уровень песо, необходимо разделить график А на график В. Полученный график С – это более или менее «чистый» график уровня песо, практически не зависящий от уровня флуктуаций доллара.

Интересной на графике С является зона, обозначенная синим прямоугольником. Она показывает, что «чистый» уровень песо до вступления Трампа в гонку был практически постоянным. И только после речи Трампа в июне 2015 года этот график резко пошел вверх (то есть уровень песо – вниз), что и обозначено красной стрелкой.

Это падение песо продолжалось вплоть до инаугурации 20 января 2017 года. Потом доллар рухнул, так что все валюты по отношению к доллару поднялись (график А резко пошел вниз сразу после инаугурации).

Приведенные графики содержат в себе множество информации, интересной историкам. Например, печально известное заявление Директора ФБР Коми прямо перед 4 июля 2016 года с осуждением и одновременным оправданием Хилари Клинтон практически ничего не изменило в прилагаемых графиках.

А вот вторичное открытие ФБР расследования дела Хиллари всего за 11 дней до выборов, судя по графикам, сыграло ключевую роль в победе Трампа. Причем это произошло в самый тяжелый для Трампа момент. Напомню, что еще за 2-3 недели до выборов все масс-медиа пророчили победу Хиллари Клинтон, причем с разгромным счетом 55%-45%. Графики это подтверждают – песо резко пошло вверх (то есть график – вниз) примерно за месяц до выборов. Но за 11 дней до выборов песо рухнул (график пошел резко вверх), что было явно сигналом того, что Мексике все-таки придется платить за стену, и что Хиллари проиграет выборы.

В качестве второго домашнего задания предлагаю задачу со звездочкой (точнее, с тремя звездочками) – почему курс мексиканского песо резко возрос сразу после инаугурации?

Надеюсь, всем читателям понятно, что мне пришлось изложить архисложную тему курса валют на Форексе словами, предназначенными для нефинансовой аудитории. Если у кого-то возникнет желание узнать о биржевых рынках подробнее – нет проблем. Все последующие консультации – платные. Дорого.

Америка голосовала, голосует, и всегда будет голосовать деньгами

Трудно делать прогнозы, особенно о будущем. Датская пословица

Не верьте никому, кто утверждает, что американцы голосуют как-то по другому. Даже если это респектабельный телеканал, журнал или газета. В последнее время уровень доверия к средствам массовой дезинформации не превышает 10%. И можно смело утверждать, что фактическое влияние четвертой власти в нашей стране на умы и настроения граждан ничтожно. А в некоторых случаях это влияние не просто равно нулю, но и зашкаливает в отрицательную область, то есть новости пропаганда имеет прямо противоположный эффект на аудиторию.

Хорошей иллюстрацией этому служат деньги. Деньги, которые американские граждане добровольно собирают для финансирования политических партий.

Самые последние новости факты за июнь 2017 года говорят сами за себя. ЦК республиканской партии собрал за месяц рекордное количество пожертвований – $13.5 миллионов долларов, а ЦК демократической партии – только $5.5 миллионов. Всего же с начала года республиканцы собрали более $75 миллионов долларов, а «демократы» – только $38 миллионов, то есть почти в 2 раза меньше.

Фактически это означает, что примерно 1/3 Америки – за «демократов», и 2/3 – за республиканцев.

Но и это еще не все. Если из собранных сумм вычесть долги, то в настоящее время у республиканцев на руках $44.7 миллионов наличными, а у демократов – только $7.5 миллионов, то есть почти в 6 раз меньше.

Любой вдумчивый читатель сразу заметит удивительную разницу между фактическими политическими предпочтениями американцев и той истерией, которая несется с экранов телевизоров. Эта разница наглядно иллюстрируется прилагаемым графиком, на котором изображено то, что фактически беспокоит американцев, и то, о чем предпочитает говорить левая пропаганда.

media vs people

Больше всего американцев беспокоит система здравоохранения – 35%. Но масс-медиа уделяют этой теме только 4% времени. Пропагандистская машина предпочитает говорить о «русском следе» – они засоряют этим 75% эфирного времени, хотя только 6% американцев волнует этот вопрос.

Налицо полная неэффективность как левацкой пропаганды, так и четверной власти в целом. Единственное, что пока неизвестно – когда именно американцы научились читать между строк и приобрели стойкий иммунитет к социалистическим идеологическим телеинъекциям.

Те, кто основывает свои политические прогнозы на анализе денежных потоков, всегда будут иметь преимущество над теми, кто черпает свое вдохновение из последних методичек ЦК Демократической партии.

В начале 2016 года известный теле и радио ведущий Виктор Топаллер спросил меня в прямом эфире, каковы шансы Трампа на победу. Мой ответ был: «Трамп имеет 90% шансов стать президентом». Тогда, почти за год до выборов, Трамп еще даже не завоевал первенство в праймериз, а средства массовой пропаганды регулярно публиковали различные «опросы общественного мнения», доказывающие, что Хиллари Клинтон выиграет выборы против любого республиканца.

Мое мнение о шансах Трампа не было основано на каких-либо идеологических принципах или симпатиях (мои симпатии были тогда, в разгар праймериз, на стороне Теда Круза).

В основе моих рассуждений были деньги. Точнее, курс доллара по отношению к мексиканскому песо. Идея была основана на том, что Трамп сделал постройку стены на мексиканской границе одним из основных пунктов своей предвыборной программы, причем финансировать эту стройку должна мексиканская сторона.

Как известно, воротилы Уолл-стрита, обладающие серьезными финансовыми возможностями для влияния на курс валют, пользуются услугами лучших математиков, лучших программистов, лучших социологов и т.д. для построения математических моделей для торговли валют. Никому из нас, простых смертных, не под силу тягаться с аналитической мощью целых научно-исследовательских институтов. Но «подсмотреть», какие именно рекомендации эти институты дают инвесторам-тяжеловесам, можно.

Если эти рекомендации, основанные на немыслимо сложных математически моделях, показывают выигрыш Трампа, то мексиканская валюта должна упасть по отношению к валюте американской (потому что Мексике придется платить из своего кармана). Если же прогнозируется выигрыш Хиллари Клинтон, то песо падать не должен.

Получив эти прогнозы, Уолл-стрит начал играть на понижение курса мексиканского песо. И это падение видели все, кто хотел его увидеть. В том числе и ваш покорный слуга. Траектория падения мексиканского песо была заметна, как говорится, невооруженным глазом.

Именно поэтому в течение всей американской выборной эпопеи 2016 года я был настроен оптимистически – в отличие от тех, кто основывал свое мнение о шансах кандидатов в президенты США из выпусков CNN и других источников фальшивых новостей.

И именно поэтому я продолжаю считать деньги, и только деньги, и игнорирую все остальное.

И именно поэтому я считаю, что оснований для пессимизма у американцев нет. Ведь основная причина, по которой левые беснуются, заключается не в том, что президент Трамп неэффективен, а в том, что он эффективен.

Трамп-онейроидный синдром

Потерпевшим политическое поражение в ноябре 2016 года «демократам» ничего не помогает.

«Русский след» не сработал. Дело Флинна не сработало. Дело Сешинса не сработало. Дело Манафорта не сработало. Массовые беспорядки и погромы не помогли. Пересчет голосов ни к чему не привел. Запугивание и прямые угрозы убийства Трампа и членов его семьи тоже не увенчались успехом. Призывы к джихаду против Трампа со стороны некоторых мусульман не нашли массовой поддержки.

Но человеческая фантазия не знает границ – теперь «демократы» решили попробовать 25-ю поправку к Конституции США.

Эта поправка говорит о том, что президентские полномочия могут быть переданы другому лицу (в первую очередь – вице-президенту, конечно), если по каким-либо медицинским причинам президент не в состоянии исполнять свои обязанности. Подчеркиваю – по медицинским причинам.

25-я поправка – одна из тех, которые в самом деле работают. Работают довольно часто, хотя широкой публике об этом предпочитают не сообщать.

Например, каждый президент США перед началом хирургической операции или другой медицинской процедуры, которая требует общего наркоза (например, рутинной колоноскопии), официально передает президентские полномочия вице-президенту. Передает вместе со всеми президентскими атрибутами – «ядерным чемоданчиком» с красной кнопкой, должностью главнокомандующего вооруженными силами, радиопозывным, и так далее.

Последняя идефикс «демократов» состоит в том, чтобы объявить Трампа психически больным.

Все выходцы из СССР прекрасно помнят, кто, когда, и в каких масштабах использовал судебную психиатрию для расправ как над политическими противниками, так и над просто инакомыслящими. Посмотрите, что сделали из юной красавицы и диссидента Валерии Новодворской советские психиатры (только вот мозг повредить они не смогли, как ни старались).

Другими словами, вся левацкая клинтоновская рать, которая после поражения Хиллари дружно отправилась к психотерапевтам для лечения от различных психических расстройств, теперь пытается представить и президента Трампа как психически ненормального человека.

Эта безумная и, безусловно, тупиковая идея еще раз подтверждает, что Демократическая партия США давно превратилась в партию марксистского типа, и с удовольствием использует наработки предыдущих поколений европейских леваков – это и судебная психиатрия, и банды обкурившихся боевиков-погромщиков, и откровенный антисемитизм, и воинствующий антиамериканизм.

Кстати, ярким примером антиамериканизма служит тот факт, что современные американские фашисты, оперирующие под именем антифашисты (Антифа), планировали совершить нападение на Геттисбургское кладбище и разрушить надгробные памятники. Этот вандализм 2017 года был приурочен к годовщине Геттисбургского сражения времен Гражданской войны в США.

Поскольку Антифа широко разрекламировала на Фейсбуке эту акцию, многие американские патриоты, особенно те, кто имеет разрешение на ношение оружия, решили этому противостоять. На месте Геттисбургского сражения добровольно собрались десятки тысяч американцев, чтобы не допустить вандализма. От обескураженного Антифа явился всего один(!) человек, так что никакого боестолкновения не произошло.

Вместе с тем, недавно в Чикаго состоялось внушительное сборище всех марксистов США на очередном съезде социалистов. Название это сборища «Социализм 2017». В нем приняло участие более 1500 человек, одурманенных как старой советской, так и современной «демократической» пропагандой.

Кстати, одно из моих «хобби» – это посещение интернет сайтов Компартии США, Соцпартии США, комсомольцев США (есть и такие), и других левацких сайтов. Интересно, что леваки XXI века более не являются заговорщиками – все, что они планируют, все свои программные документы и статьи по текущим событиям они выкладывают на всеобщее обозрение в интернет.

Последнее, до чего они додумались – это открытое письмо Конгрессу США от нескольких профессоров-психиатров из престижных американских университетов (хотел здесь написать – «из Лиги Плюща», но рука не поднимается – просится «из Лиги Политкорректности»).

В этом письме содержится призыв к отстранению Трампа от власти из-за его психического состояния.

Но они опоздали.

Профессорам психиатрии сначала надо было бы посоветоваться с профессорами истории из тех же униветситетов. И тогда они узнали бы, что за несколько недель до выборов 1964 года более тысячи советских американских психиатров опубликовали письмо, в котором кандидат от республиканской партии консерватор Барри Голдуотер признавался психически неполноценным и, следовательно, неспособным исполнять обязанности президента.

Голдуотер суд против издателя этого подметного письма, конечно же, выиграл, но было это уже, к сожалению, после проигранных выборов. Но этот проигрыш Голдуотера не пропал даром для американской политической системы. Сознавая политический вред, нанесенный Голдуотеру этими психиатрами, Американская Ассоциация Психиатров установила «Правило Голдуотера». Это правило категорически запрещает американским психиатрам публично высказывать мнение о психическом состоянии человека, который не является их пациентом.

Нарушать «Правило Голдуотера» современным психиатрам следовало до выборов, а не после. Но американская психиатрия давно превратилась в политкорректную версию теории Фрейда, и современные психиатры успешно прошли курс индоктринации (а не обучения) в университетах из Лиги Политкорректности.

Попытка объявления Трампа психом окончательно подтверждает, что у «демократов» нет когерентной антитрамповской политической стратегии. У них нет единого фронта против Трампа – кто-то является приверженцем «русского следа», кто-то просто считает Трампа сумасшедшим, кто-то ненавидит его жену (она разговаривает с явным иностранным акцентом), кто-то считает его расистом…

Все эти фрагменты – не более чем броские заголовки для газет, и не являются выигрышной стратегией для выборов 2018 года.

С медицинской точки зрения, истерики «демократов» по поводу Трампа не вызваны самим Трампом. Скорее всего, эти истерики вызваны внутренней паникой, безысходностью и собственной несостоятельностью – ведь на уровне подсознания «демократы» прекрасно понимают, что Трамп выиграл выборы честно.

Истерики левой прессы по поводу импичмента Трампа «в самое ближайшее время» ничего общего не имеют с импичментом – они просто призваны продержать массы экзальтированных леваков в возбужденном состоянии до ноября 2018 года.

Троянский осел Барака Обамы

«Американцы всегда находят правильное решение – но только после того, как попробуют все остальные». Уинстон Черчилль

Еще недавно мы недоумевали, какую роль сыграла российский адвокат Весельницкая в сговоре Трампа с Путиным. Теперь мы знаем – никакую. Мы недоумевали, выполняла ли Весельницкая спецзадание российских спецслужб, встречаясь со старшим сыном Трампа в июне 2016 года. Теперь мы знаем – не выполняла.

Но спецзадание Весельницкая все-таки выполняла. Но не российских, а американских спецслужб. Ничего не подозревая, конечно – с ней сыграли «втемную».

Американские спецслужбы культивировали ее давно, еще с осени 2015 года, когда она приехала в Америку по делу одного из своих российских клиентов. Сначала визу ей не давали, потом все-таки дали, потом срок визы истек, потом визу продляли… Чтобы клиент понял, с кем имеет дело, и был более покладист. Ей бы насторожиться – как это ей позволили заниматься адвокатской деятельностью в Америке без лицензии? Но нет, не заметила.

А потом – в феврале 2016 года – сроки визы, как полагается, истекли. Ей надо было возвращаться в Россию, но тут в ход вступила тяжелая артиллерия, кто-то с кем-то договорился, и внезапно Весельницкая в начале июня 2016 года получает B1 (бизнес) визу в США.

Произошло это через неделю после того, как Трамп выиграл в конце мая 2016 года очередные праймериз и набрал необходимое число голосов делегатов для выдвижения в президенты от республиканской партии. И аккурат за неделю до встречи с сыном Трампа, зятем Трампа, и руководителем его предвыборного штаба. Ей бы насторожиться – ведь кто-то явно «ведет» ее по американской земле. Кто-то, постоянно находясь в тени, помогает ей. Но нет, не заметила.

Этим ангелом-хранителем Натальи Весельницкой в Америке был Генеральный прокурор США в администрации Обамы Лоретта Линч, одна из самых лояльных фигур в клане Клинтонов.

Зачем? Сторонникам Хиллари Клинтон нужно было установить прослушку телефонов в предвыборном штабе Трампа – он был теперь единственным, который стоял на пути «заслуженной коронации» Хиллари. Установить на законных основаниях – похоже, уроки Уотергейта и демократами, и республиканцами усвоены хорошо. Установить прослушку надо было так, чтобы при случае можно было легально использовать полученную информацию в суде (информация, полученная незаконными способами, американскими судами в качестве доказательной базы не принимается).

Поскольку никаких криминальных оснований для прослушки штаба Трампа не было, администрация Обамы остановилась на весьма элегантном способе – подослать к сотрудникам Трампа или к самому Трампу иностранца. Но не просто иностранца, а такого, которого можно было бы охарактеризовать судье FISA как потенциального нарушителя американских законов. FISA – это специальный «закрытый» федеральный суд, который дает санкции на слежку и прослушивание иностранцев на территории США.

Весельницкая просто идеально подходила на эту роль. Мало того, что она ничего не понимает по-английски, ее клиент – миллиардер из Подмосковья – обвинялся властями США в отмывании денег на территории США. Этот клиент – один из «пострадавших» из-за «Закона Магнитского», который на свои деньги развернул в Вашингтоне широкую лоббистскую кампанию по отмене этого закона.

Наконец, Весельницкая и чета Клинтонов давно были в одной упряжке (хотя и не знали этого) – Хиллари Клинтон в бытность свою Госсекретарем в администрации Обамы резко выступила против санкций «Закона Магнитского», как только Билл Клинтон получил полмиллиона долларов за участие в дискуссионном клубе в Москве.

Кроме того, в той самой встрече Весельницкой с сыном Трампа принимал участие один из известных вашингтонских лоббистов Ринат Ахметшин, который, как и Весельницкая, был нанят для лоббирования против «Закона Магнитского». Ринат никогда не скрывал, что в свое время работал на Главное Разведывательное Управление Генштаба России.

Налоговые преступления и отмывание денег – одни из самых сурово наказуемых федеральных преступлений в Америке. Так что санкцию FISA на прослушку всех, кто общался с Весельницкой, Лоретта Линч легко получила. Да и какой судья откажет – ведь дело идет о налогах, отмывании денег, да и «бывших» сотрудников ГРУ, говорят, не бывает.

То, что сделала мадам Линч в этом деле – лишь один из эпизодов ее многолетней и нескрываемой лояльности чете Клинтонов. Ведь именно президент Билл Клинтон заметил ее – тогда еще никому не известного адвоката – и назначил прокурором Нью-Йорка в 1999 году. С этого и началась ее успешная карьера.

В ее карьере была и подозрительная встреча с Биллом Клинтоном на взлетно-посадочной полосе аэродрома, в результате чего все обвинения против Хиллари Клинтон были сняты. И давление на Директора ФБР Коми и других сотрудников Министерства Юстиции США по делу Хиллари Клинтон (она заставила официально называть это дело не «уголовным расследованием», а «проверкой компьютерной безопасности» Хиллари Клинтон).

До сих по неясно, насколько широк круг соратников Трампа, попавших в эту сеть, и входит ли туда сам Трамп. До сих пор неясно, на какое время была выдана санкция на прослушку. До сих пор неясно, какие дополнительные способы слежки, кроме электронной, были задействованы администрацией Обамы против Трампа и других американских граждан.

Есть все основания полагать, что Обама использовал идею Троянского коня (точнее, осла – символа демократической партии США) для «законного» проникновения в штаб политического противника. Демократы были на 100% процентов уверены в победе, и ответного удара никто не ожидал. Будь президентом сейчас Хиллари Клинтон, никто и никогда в Америке не узнал бы о существовании российского адвоката Наталии Весельницкой.

Но на этот раз вашингтонский политический бумеранг не просто вернулся – он вернулся с оглушительным грохотом. И в центре очередного Уотергейта – сам бывший президент Барак Обама и бывший прокурор Лоретта Линч.

Добро пожаловать в Обамагейт, господа.

Дезметаинформация

Как известно, американским гражданам нельзя ни испрашивать, ни получать ничего, что имеет материальную ценность, от иностранцев, если это имеет отношение к федеральным выборам. Это закон. Он направлен на то, чтобы исключить взятки и финансирование иностранцами политических кампаний в США.

Относится ли информация к категории запрещенных вещей в контексте политической жизни? В настоящее время ответа на этот вопрос не знает никто.

Имеет ли информация «материальную ценность», и что делать с информацией, которая прошла через руки иностранцев? Не принимать во внимание? Что делать с армией программистов, прибывших в США из-за океана?  Они работают в средствах массовой информации – означает ли это, что политикам нельзя читать газету, если какой-то иностранец принимал участие в форматировании текста газеты? И кто определяет фактическую («рыночную») ценность информации? Государственный чиновник? Судья?

Понятно, что ценность должна быть выражена в долларах. А как выразить в долларах стоимость метаинформации, то есть информации об информации? Кто определит ее стоимость? Но не просто «стоимость», а стоимость в юридическом смысле?

Например, мы не имеем информации о том, что говорилось на небезызвестном митинге Билла Клинтона с обамовским генеральным прокурором Лореттой Линч на взлетно-посадочной полосе аэродрома в Арканзасе. Но мы имеем метаинформацию об этом, которая заключается в том, что такая встреча состоялась, причем как раз в разгаре криминального расследования сервера электронной почты Хиллари Клинтон.

На все эти каверзные вопросы о стоимости информации американское законодательство пока не дает ответа. Но армия юристов уже готова, уже точит перья. Именно они вскоре займутся этим вопросом, и стоимость многолетних судов будет, как всегда, астрономическая. Ведь на кону, возможно, стоит титул президента страны.

Вся юридическая рать Америки живет хорошо, и вскоре заживет еще лучше. За счет налогоплательщиков, как обычно.

То же самое относится и к дезинформации. Какова политическая стоимость «дезы» и какова ее юридическая стоимость? И каков юридический статус метадезинформации, то есть информации об имеющейся дезинформации?

Наконец, что можно сказать о политической и юридической стоимости дезметаинформации, то есть дезинформации об имеющейся информации? А ведь именно к последней категории относится самый последний скандал с «русским следом в США» – адвокатом Наталией Весельницкой.

Встреча Весельницкой, сына Трампа Дональда-младшего, Кушнера и Манафорта 9 июня 2016 года состоялась за полтора месяца до официального начала скандала с «русскими хакерами», которые якобы проникли в компьютеры ЦК Демократической партии США (Wikileaks начала публикацию электронной почты демократов 22 июля 2016 года).

До 22 июля 2016 «русского следа» в Америке еще не существовало. Русские дипломаты и бизнесмены еще не были «токсичными», и встречи с ними еще никому не стоили карьеры. Летом 2016 года шансы Хиллари Клинтон выиграть выборы, публикуемые американскими средствами массовой дезинформации, составляли не менее 80%.

Поэтому в июне 2016 года Дональд Трамп-младший просто обязан был встретиться с любым человеком, в том числе и из России, который обещал компрометирующие Хиллари Клинтон материалы. Тем более что эти материалы были охарактеризованы как официальные государственные следственные документы Генпрокуратуры России.

Собственно, кампания Хиллари Клинтон поступила точно так же, финансируя добывание политической «грязи» на Трампа везде, где только можно. В том числе и в России (речь идет о классическом дезинформационном «досье» на Трампа, составленном по никем не подтвержденным сообщениям «анонимных источников» в Москве).

При этом наблюдается существенная разница – кампания Трампа готова была раскошелиться на официальные документы Генпрокуратуры России (доверие к которым на Западе явно не стопроцентное, но и не нулевое), а кампания Клинтон – на подметное «досье», состряпанное бывшими британскими шпионами «под заказ» (с заведомо нулевым уровнем доверия).

Как известно, Весельницкая никаких документов Генпрокуратуры России Трампу-младшему не представила. То есть налицо типичная дезинформации об имеющейся информации.

Через неделю после неудачной встречи с сыном Трампа Весельницкая засветилась в Сенате США. Что делала Наталия Весельницкая на слушаниях в Сенате, ничего не понимая по-английски? Напомню – она сидела в первом ряду, сразу на послом США в России МакФолом (человеком Клинтонов)? Ей разрешили въехать в США на встречу с Трампом-младшим без визы – по специальному персональному разрешению генерального прокурора Лоретты Линч (тоже из клана Клинтонов). Она оставалась в США вплоть до инаугурации президента Трампа, и все это время участвовала в антитрамповских манифестациях. Мы знаем об этом из ее же фоторепортажей, которые она регулярно публиковала в социальных сетях.

Ситуация здесь бинарная – либо Весельницкая выполняла спецзадание ФСБ, либо не выполняла.

Если Весельницкая задание ФСБ выполняла, то можно вздохнуть с облегчением – Америке ничего не грозит.

Ведь ФСБ, как все мы знаем, направляет на такие ответственные задания в Америку только своих лучших агентов, прошедших интенсивную подготовку.  На это раз лучшим стал агент Кремля без знания английского языка. Тем не менее она умудрилась внедриться в самое логово – президентскую кампанию Трампа. Правда, всего на полчаса…

Проникла она в логово врагов с помощью бывшего журналиста британских таблоидов (с соответствующей репутацией), а также никому не известного в Америке поп-исполнителя и его отца-миллиардера из Азербайджана. Такой дилетантский уровень работы ФСБ вполне подходит не только нам, но и весьма приветствуется американскими спецслужбами.

Если же Весельницкая задание ФСБ не выполняла, то и говорить о сговоре Трампа и Путина нет смысла.

И даже такой хорошо подготовленный адвокат, как Весельницкая, демократам в этом деле не поможет.

Американские граждане уже начали проявлять ощутимое нервозное нетерпение по этому поводу. Демократам необходимо в самое ближайшее время предоставить неоспоримые доказательства сговора Трампа с Путиным, якобы найденные в течение целого года расследования. В противном случае им следует приготовиться к еще одному унизительному разгрому на промежуточных выборах в ноябре 2018 года.