Слушайте Радио «Народная Волна» (Чикаго) с моим участием в программе «Политика»

Вторник, 13 марта, с 17:30 до 19:30 по Чикагскому времени (18:30 – 20:30 Нью-Йорку) в передаче Леона Вайнштейна «Политика».

Интернет-трансляция https://www.radionvc.com/

Видео-трансляция https://www.youtube.com/channel/UCgifFyiAntSU8McOA-uPL2g/featured

Телефон прямого эфира: +1-847-400-5200

A new federal crime: Russian trolling

In 2005, American scientists deliberately sent a rocket to collide with a comet.  After the collision, scientists were able to conduct a detailed analysis of the internal composition of the comet from the spectrum of debris ejected from the crater.  It was a considerable achievement.  But my friend working for NASA commented on this event differently: “You have no idea how many doctoral dissertations were thrown in the toilet yesterday.”

We have no idea how many heart attacks occurred in Washington yesterday due to Special Counsel Mueller’s indictment.  And how many political careers will be thrown into the toilet today.

The creatures of the Washington swamp for the past year have invested almost all of their political capital in fanning the story of Trump’s criminal conspiracy with Vladimir Putin.  They were helped by the echo chamber of well-fed courtier journalists and the higher-ups of the American intelligence agencies.  They secured the appointment of a special prosecutor, Mueller, to hold Trump accountable.

In other words, Mueller’s investigation was the rocket that was to kick Trump out of the White House.

The rocket’s blow was stunning – Mueller’s investigation fully vindicated Trump.  But Russian internet trolls were selected as the scapegoats.

In fairness, it should be noted that there is still a dose of reality in the indictment published by the Department of Justice on Friday.  Some of the thirteen Russians who obtained a tourist visa to the United States provided false information about their employment and the purpose of their visit.  If this allegation is proven in court, they will be banned from entering the U.S. forever.

However, they lied not only to the American government.  They also lied to the Russian government when they promised to influence the formation of public opinion in America.  The budget of the disinformation activities of the Russian intelligence is merely ludicrous – several million dollars.  For comparison, to seriously affect the election of just one congressman in an uncharted rural district in New Jersey, you need to spend five to ten times more.

Also, Russian internet trolls illegally used the stolen Social Security numbers and the dates of birth of real American citizens to open bank accounts and PayPal accounts and organize political rallies in the United States (both pro and contra Trump).  Illegal banking operations are a federal crime.

That’s all, folks.  Neither Trump nor his staff, as expected, is tarnished.  On the election results, the activity of the trolls did not affect much of anything (and how could they affect with the laughable penetration of the entire U.S. political advertising market to the tune of 0.001%?).

The missile, launched by the Obama’s Deep State, fell into the Trump White House but did not penetrate.

The criminal consequences for thirteen Russian scapegoats are more or less understandable (although few in America are interested).  But politically, the implications for those American politicians who not only became anti-Trumpists, but also burned all the political bridges behind them will be severe.  The political opposition is legal in America, but the delegitimization of the legally elected president is not.

Mueller finishes his investigation victoriously, although not at all as he intended.  After all, the State Department issued a visa to these Russians under the leadership of Obama.  And the FBI under the direction of Obama did not move a finger in this matter, although the organized activity of Russians on the English-speaking internet was known since 2015.

What will Obama’s Deep State do if Israel and the United Kingdom officially file charges against one of Obama’s lieutenants, Jim Messina, for precisely the same interference (and with the same result) in the democratic elections as what the Russians did?

In term of prognosis, it looks as though the word “impeachment” will disappear from the lexicon of the inhabitants of the Washington swamp from now on.  And all of a sudden, they will be able to see through Christopher Steele’s “Russian dossier” on Trump.  As if nothing had happened, they will begin to speak as a matter of course of the “active measures” disinformation campaign of the KGB or FSB.  Nothing sensational – the Russians have been doing this in the West since the mid-1930s.

They have had some successes over the years.  But not at this time.


[Originally published in American Thinker]

Новое федеральное преступление: русский троллинг

В 2005 году американские ученые специально направили ракету на комету. После столкновения ученые смогли провести детальный анализ внутреннего состава кометы по спектру выброшенных из кратера обломков. Это было огромное достижение. Но мой друг, работающий в НАСА, прокомментировал это событие так: «Ты даже не представляешь, какое количество докторских диссертаций было выброшено вчера на свалку…»

Мы даже не представляем, какое количество инфарктов произошло сегодня в Вашингтоне. И сколько политических карьер будет выброшено на свалку.

Обитатели вашингтонского болота за последний год инвестировали практически весь свой политический капитал в раздувание истории о преступном сговоре Трампа с Путиным. Им помогали прикормленные журналисты и верхушка американских спецслужб. Они добились назначения специального прокурора Мюллера для привлечения к ответственности преступника Трампа.

Расследование Мюллера и было той ракетой, которая должна была своим ударом вышвырнуть Трампа из Белого Дома.

Удар был ошеломляющим – расследование Мюллера полностью оправдало Трампа. Но в качестве козлов отпущения были выбраны русские интернет-тролли.

Справедливости ради необходимо отметить, что определенная доза реальности в обвинительном заключении, опубликованном Департаментом Юстиции в пятницу, все-таки есть. Некоторые из тринадцати обвиненных русских при получении визы в США представили ложные сведения о месте своей работы и цели их визита. Если это будет доказано в суде, им будет запрещен въезд в США навсегда.

Впрочем, они лгали не только американскому правительству. Они лгали и российскому правительству, когда обещали повлиять на формирование общественного мнения в Америке. Бюджет дезинформационной компании российских спецслужб просто смехотворный – несколько миллионов долларов. Для сравнения – чтобы серьезно повлиять на выборы только одного конгрессмена в непрестижном сельском округе в Нью-Джерси, необходимо потратить раз в 5-10 больше.

Кроме того, русские интернет-тролли незаконно использовали украденные номера Social Security и даты рождения реальных американских граждан для открытия банковских счетов, счетов в PayPal, и организации политических митингов в США (и за Трампа, и против Трампа). Незаконные банковские операции – это федеральное преступление.

Вот и все. Ни Трамп, ни его сотрудники, как и предполагалось, никак не замешаны. На результаты выборов активность троллей никак не повлияла (да и как они могли повлиять со смехотворным захватом 0.001% всего американского рынка политической рекламы?)

Ракета, выпущенная теневым правительством Обамы, попала в Белый Дом Трампа. Ракета при взрыве произвела только немного политической пыли.

Уголовные последствия для тринадцати русских козлов отпущения более или менее понятны (хотя и мало кому в Америке интересны). Но политически последствия для тех американских политиков, которые не только стали антитрампистами, но и сожгли за собой все политические мосты, будут весьма серьезными. Политическая оппозиция узаконена в Америке, а делегитимизация законно избранного президента – нет.

Мюллер заканчивает свое расследование победоносно, хотя победа присуждена им совсем не тому, кому она изначально предназначалась. Ведь визы русским выдал Госдеп под руководством Обамы. А ФБР под руководством Обамы вообще не шевельнул пальцем, хотя организованная активность русских в англоязычном интернете была известна еще с 2015 года.

Что предпримет теневое правительство Обамы, если Израиль и Великобритания выдвинут официальные обвинения против одного из лейтенантов Обамы – Джима Мессины – за точно такое же вмешательство (и с таким же результатом) в демократические выборы, которые делали русские (подробнее о нем – в статье «Русские гризли в степях Вашингтона»)?

Вероятный прогноз таков – из лексикона жителей вашингтонского болота с сегодняшнего дня окончательно исчезнет слово «импичмент». И все вдруг как-то внезапно прозреют, и как ни в чем не бывало начнут говорить как о само собой разумеющемся, что «русское досье» досье Кристофера Стила на Трампа – просто «активные мероприятия» КГБ/ФСБ по дезинформации. Ничего сенсационного, русские это делают с середины 1930-х.

Успехи у них, конечно, есть. Но не в этот раз.

Trump’s Military Budget: Seventy versus Seven Hundred

Why has the U.S. military budget for 2018, just signed by President Trump, amounted to $700 billion?  After all, initially, Trump planned to increase military spending by only $50 billion, but ultimately, this increase was $94 billion compared to last year.  That’s almost twice as much.

Why was an increase of $50 billion not enough?  One possible reason is that during the 2016 campaign, Trump relied on the level of Russia’s military budget for 2016 – about $50 billion.  That is, the initial plan could produce a simple increase in U.S. military expenditures that covers the entire military budget of Russia.  But in 2017, Russia’s military spending amounted to about $70 billion.  And the U.S. Congress decided that it was time for a spectacular budget démarche.

As a result, for the first time in history, the ratio of the military budgets of Russia and the United States became 1:10.

The round figure 10 looks deliberately chosen precisely to ensure that everyone who still doubts something has finally understood that the train has left the station.  Of course, stubborn anti-Trumpers will argue that Trump has criminally (and how else?) conspired with Putin that when Russia increases its military spending, Trump will have every reason to increase U.S. military spending to a nice-looking and comfortable tenfold superiority.

Let me remind you that at the time of Ronald Reagan’s accession to the post of U.S. president, the military budget of the USSR (according to indirect estimates, about $300-310 billion) was superior to the U.S. military budget ($200 billion).  By the beginning of Reagan’s second term, the ratio became 1:1, and by the end of Reagan’s second term, the USSR’s military budget had collapsed.  Since then, the USSR (now the Russian) military budget has been falling steadily compared to the U.S. military budget.

The tenfold advantage of the military budget, of course, does not guarantee tenfold superiority on the battlefield.  I do not like to repeat the truisms, but there is no reliable method to assess the strength of the enemy except for the actual combat.  Officially, the Americans fought the Russians a long time ago – in the Korean War.  But on the night of February 7, 2018, a unit of Russian mercenaries (more than 500), reinforced with tanks, artillery, and armored personnel carriers, was almost destroyed in a short four-hour battle with American Rangers in Syria.

A small detachment of American Rangers guarded an oil company, which the Russians planned to capture.  As is customary, the Rangers hung American flags around the perimeter of the facility.  So it’s not entirely clear what the Russians were counting on.  All of their artillery was destroyed in the first 30 minutes of the battle with the help of combat drones, then the artillery and the AC-130 “flying tanks.”  As a result, only one tank remained unscathed from all Russian equipment.  The infantry that survived the artillery raid was finished off by helicopters.  Resistance from the Russians did not materialize.  Their losses amount to hundreds, and Americans didn’t even have a single soldier wounded.

This battle was made possible by the fact that President Trump canceled the Obama rules of engagement with the enemy.  Now the decision on the use of weapons is made by the unit commander on the spot (as it always was throughout military history), and not a military lawyer in a cozy office in the Pentagon.

Two days after these events, American weapons again confronted the Russians on the battlefield.  Iran launched a military drone into Israel.  It looked as if this drone had been copied from the U.S. reconnaissance drone downed by Iran in 2011.  The drone was immediately detected and shot down 90 seconds after penetration into Israel’s airspace.  Three hours later, Israeli aircraft bombed the control post of this drone and several of the newest Russian air defense batteries in Syria.  Russian missiles damaged only one Israeli plane, but the pilots held on to the territory of Israel, and there they ejected.

In retaliation for a lost aircraft, Israel unleashed the most devastating missile and bomb strike on Iranian and Syrian positions over the past decade.  Armed with Russian weapons, Iranians and Syrians could not offer any opposition.

This battle was also possible because, under President Trump, Israel no longer required Washington’s consent for carrying out measures to defend its country.

The events of the past few days are significant.  They show the world that the Trump administration not only increased the military budget to a level of dizzying superiority (the U.S. military budget is now higher than the military budget of the subsequent 15 countries combined) but also untied the hands of the U.S. military and its allies in a confrontation with the Axis countries, Russia-Syria-Iran-North Korea.

There is a silver lining even for the Russians in this matter.  For example, they will not have to pay for U.S. military spending.  Payments are happily made by American citizens themselves.  Why?  Because pragmatic Americans know that peace is costing the taxpayers much less than war.

For most of the world’s inhabitants, the Second World War ended in 1945, but for American taxpayers, it lasted until 1975, when the federal government paid the last installment for the last 30-year military loan.  America did not have money for WWII.  The U.S. had to borrow money from its citizens and abroad and then repay this debt with interest.

By 1975, the bitterness of military losses was already in the past, and in all the countries participating in WWII, there was a new life, a new generation, and new worries.  However, America continued to pay for its military expenditures, and for the military spending of its allies, Great Britain and the USSR, and for the restoration of Europe, and for the recovery of Southeast Asia and Japan.

We do not want to repeat this.  Consequently, we have a military spending ratio of 1:10.


[Originally published in American Thinker]

Wondering Which States Americans Hate to Live In? Ask U-Haul

Americans are dynamic people.  World statistics on the number of cars per capita show that America is in first place among the “big” countries and in third place among all countries, behind the dwarfs of San Marino and Monaco.

Where do Americans drive other than to work, shopping, and perhaps to school?  Americans move, and move quite often.  They relocate to neighboring cities and distant states.  By and large, the U.S. looks like a big monolithic country.  In fact, the U.S. is a federal republic of independent states, each with many laws, many customs, and a unique political climate.

Does the changing political climate affect population migration between states?  Of course, it does, but how?  What if we were to express the movement of intra-American migration, not in words, but in the language of numbers?  A convenient measure of internal migration could be the U-Haul Index.

U-Haul is a truck rental company used by many Americans who relocate.  The rented trucks must be driven by U-Haul customers themselves, and payment is charged one way only.  That is, after unloading, it is not necessary to return the vehicle to the starting point.  If necessary, the U-Haul company will take care of it.  Then the prices for transportation from point A to point B will be the same as from point B to point A, but only if the average number of customers is the same at both points A and B.

If the number of orders for trucks at both destinations is the same, then U-Haul has no problems.

If the number of orders is not the same, then U-Haul must hire drivers to relocate the empty trucks, and then pay to transport these drivers back.  In this case, the prices for traffic will not be symmetrical – renting trucks to a popular point A from an unpopular point B will entail higher costs.

Here are some examples (all data is taken from the U-Haul website; prices are for March 1, 2018, for a favorite 20-foot van.)

Renting a truck from New York to Orlando costs $2,214 and back $1,557 (the difference is $657, a 42% surcharge.)

Renting a truck from New York to Dallas costs $2,442 and back $1,962 (the difference is $480, a 24% surcharge.)

Renting a truck from San Francisco to Orlando costs $3,308 and back $1,988 (the difference is $1,510, an 84% surcharge.)

Renting a truck from San Francisco to Dallas costs $3,206 and back $1,128 (the difference is $2,078, a 184% surcharge.)

For comparison, renting the same truck from New York to San Francisco costs $3,409, and back $3,058 (the difference is $351, a surcharge of 11%).

What causes people to leave San Francisco and New York and to make a move to Dallas and Orlando?

San Francisco is in the state of California, and New York City in the state of New York.  Both states for decades have been bastions of left-wing politicians – former Democrats, and now socialists and communists.

Dallas is in Texas, and Orlando is in Florida.  Both states for decades have been bastions of right-wing politicians – Republicans and conservatives.

Perhaps the question should be posed differently: what forces people to leave those states where the government is pursuing a left socialist policy and move to states where the government is pursuing a pragmatic right-wing policy?

The example above shows that in the move from one corner of the American socialist paradise, San Francisco, to another, New York, a small difference in prices exists.  But, most likely, this asymmetry is because the climate in San Francisco is more pleasant than in New York.

Regardless of the political views of those Americans who leave Democrat states for Republican states, Democrat states will be the losers.  After all, most American migrants simply repeat the path of many talented people who left the socialist paradise known as the Soviet Union.

Democrats are losing their electorate and therefore are forced to pursue a policy of “open borders.”  Moreover, the inclusion of socialism into the capitalist economy leads to severe imbalances that Democrats prefer to compensate by the injection of illegal aliens into the U.S. economy.  Democrats see their last hope in the legalization of illegal aliens.

The socialists pursue a single goal: to legalize the participation of illegal aliens in elections.  The mayor of New York, communist Bill de Blasio, openly supports the idea that 500,000 illegal aliens residing in New York City should receive the right to vote at least in local elections.  The governor of California, socialist Jerry Brown, has already implemented that law.  Starting April 1, 2018, all residents of California, including illegal aliens, will automatically be added to voting rolls while renewing their driver’s licenses.

The U-Haul Index shows that Americans categorically do not like such policies.  Americans take part in federal elections every two years, but in between elections, they vote, too – with their feet.  More precisely, with trucks.


[Originally published in American Thinker]

70 против 700

Почему военный бюджет США на 2018 год, только что подписанный президентом Трампом, составил 700 миллиардов долларов? Ведь первоначально Трамп планировал увеличить военные расходы только на 50 миллиардов долларов, но в конечном итоге это увеличение составило 94 миллиарда по сравнению с прошлым годом. Почти в два раза больше.

Почему увеличение на 50 миллиардов долларов было недостаточным? Одной из вероятных причин является то, что Трамп во время избирательной кампании 2016 года опирался на уровень военного бюджета России на 2016 год – около 50 миллиардов долларов. То есть первоначальный план мог состоять в том, чтобы простое увеличение военных расходов США покрывало весь военный бюджет России. Но в 2017 году военные расходы России составили около 70 миллиардов долларов. И Конгресс США решил, что настало время для эффектного бюджетного демарша.

В результате впервые в истории соотношение военных бюджетов России и США составило 1:10.

Круглая цифра 10 выглядит преднамеренно выбранной именно для того, чтобы до всех, кто еще в чем-то сомневается, наконец-то дошло – поезд ушел. Конечно, твердолобые антитрамписты будут утверждать, что Трамп преступно (а как же еще!) договорился с Путиным о том, чтобы Россия увеличила свои военные расходы, и Трамп получил бы все основания для увеличения военных расходов США до красивого и комфортабельного 10-кратного превосходства.

Напомню, что ко времени вступления Рейгана на пост президента США военный бюджет СССР (по косвенным оценкам, около 300-310 миллиардов долларов) превосходил военный бюджет США (200 миллиардов долларов). К началу второго срока Рейгана соотношение стало 1:1, а уже к концу второго срока Рейгана военный бюджет СССР рухнул, и с тех пор (теперь уже российский) военный бюджет неуклонно падает по сравнению с военным бюджетом США.

Десятикратное преимущество военного бюджета, конечно, не гарантирует десятикратное превосходство на поле боя. Не хотелось бы повторять прописные истины, но не существует надежного метода оценки силы противника, кроме фактического боестолкновения. Официально американцы воевали против русских довольно давно – в Корейской войне. Но в ночь с 7 на 8 февраля 2018 года подразделение русских наемников (более 500 человек), усиленное танками, артиллерией и бронетранспортерами, было практически полностью уничтожено в коротком 4-х часовом бою с американскими рейнджерами в Сирии.

Небольшой отряд американских рейнджеров охранял нефтяное предприятие, которое русские планировали захватить. Как это принято, рейнджеры развесили по периметру объекта американские флаги, так что не совсем понятно, на что рассчитывали атакующие их русские. Вся их артиллерия была уничтожена в первые 30 минут боя с помощью боевых дронов, затем по атакующим прошлась артиллерия и «летающие танки» АС-130. В результате из всей российской техники остался невредимым только один танк. Выжившую после артиллерийского налета пехоту добили с вертолетов. Сопротивления со стороны русских не последовало. Их потери исчисляются сотнями, а у американцев – даже ни одного раненого.

Этот бой стал возможен благодаря тому, что президент Трамп отменил правила вхождения в бой, принятые во времена Обамы. Теперь решение о применении оружия принимает на месте командир подразделения (как это всегда и было на протяжении всей военной истории), а не военный юрист, находящийся в уютном офисе в Пентагоне.

Через два дня после этих событий американское оружие вновь встретилось на поле боя с российским. Иран запустил на территорию Израиля боевой дрон (похоже, что этот дрон был скопирован со сбитого Ираном в 2011 американского разведывательного дрона). Дрон был сразу обнаружен и сбит через 90 секунд после вторжения в воздушное пространство Израиля. Через три часа после этого израильская авиация разбомбила пункт управления этим дроном и несколько новейших российских противовоздушных батарей на территории Сирии. Российские ракеты повредили только один израильский самолет, но пилоты дотянули до территории Израиля и там катапультировались.

В отместку за потерянный самолет Израиль нанес самый мощный ракетно-бомбовый удар по иранским и сирийским позициям за последнее десятилетие. Вооруженные российской техникой иранцы и сирийцы противопоставить этому удару ничего не смогли.

Этот бой тоже стал возможен благодаря тому, что при президенте Трампе Израилю уже не требуется согласия Вашингтона для проведения мероприятий по обороне своей страны.

События последних дней очень важны. Они показали миру, что администрация Трампа не только увеличила военный бюджет до уровня головокружительного превосходства (военный бюджет США теперь больше, чем суммарный военный бюджет последующих 15 стран), но и развязала руки американским военным и их союзникам в противостоянии со странами Оси Россия-Сирия-Иран-Северная Корея (подробнее о странах Оси – в статьях «Как закалялась Ось», «Мини-холодная война» и «Шерше ля ГРУ»).

Разумеется, для русских в этом деле есть и свои плюсы. Например, им не придется платить за американские военные расходы. Это с удовольствием будут делать сами американские граждане. Почему? Да просто потому, что прагматичные американцы знают – мир обходится налогоплательщикам гораздо дешевле войны.

Для большинства жителей планеты Вторая Мировая война закончилась в 1945 году, но для американских налогоплательщиков она закончилась только в 1975 году, когда федеральное правительство выплатило последнюю сумму по последнему 30-летнему военному займу (у Америки денег на войну не было – Америка занимала деньги в долг и у своих граждан, и за рубежом, а потом возвратила этот долг с процентами).

К 1975 году горечь военных утрат была уже в прошлом, и во всех странах-участниках войны была уже новая жизнь, новое поколение, новые заботы. И только Америка продолжала платить и за собственные военные расходы, и за военные расходы союзников – Великобритании и СССР, и за восстановление Европы, и за восстановление юго-восточной Азии и Японии.

Повторения этого мы не хотим. Поэтому 1:10.

Левая миграция в стране с правосторонним движением

Американцы – народ динамичный. Мировая статистика по количеству автомобилей на душу населения показывает, что Америка – на первом месте среди «больших» стран (и на третьем месте среди всех стран – после карликовых Сан-Марино и Монако).

Куда же американцы ездят, кроме как на работу, за покупками, и (возможно) в школу или детский садик? Американцы переезжают, и переезжают довольно часто. Переезжают они и в соседние города, и в далекие штаты.  Это со стороны кажется, что США – большая монолитная страна. На самом деле США – федеративная республика, где каждый штат – это независимое от федерального правительства государство со своими законами, обычаями, и политическим климатом.

Влияет ли политический климат на миграцию населения между штатами? Конечно, влияет. Только вот как именно? И как выразить зависимость и направление внутриамериканской миграции населения не на словах, а языком цифр? Удобной мерой внутренней миграции является индекс U-Haul.

U-Haul – это компания по аренде грузовиков, услугами которой пользуются очень многие американцы, переезжающие на новое место жительства. Грузовик необходимо вести самому, причем платить необходимо только в одну сторону (то есть после разгрузки в месте назначения возвращать грузовик в исходную точку не надо – об этом позаботится сама компания). Но это означает, что цены для перевозки из пункта А в пункт Б будут такими же, как и цены для перевозки из пункта Б в пункт А, только если среднее количество заказов будет одинаковым и в пункте А, и в пункте Б.

Если количество заказов на аренду грузовиков в пункте А и в пункте Б одинаковое, то у компании U-Haul нет проблем – ее водители просто перегоняют одинаковое количество порожних грузовиков между пунктами А и Б.

Если же количество заказов не одинаковое, то компания U-Haul для перегона обратно пустых грузовиков должна нанимать дополнительное количество водителей, а затем и оплачивать перевозку этих водителей обратно. Понятно, что в этом случае цены для перевозок будут не симметричными – аренда грузовиков в популярный пункт А из непопулярного пункта Б будет стоить больше, чем из пункта А в пункт Б.

Приведу несколько примеров (все данные взяты с сайта компании U-Haul; цены на 1 марта 2018 года для популярного 20-футового фургона).

Аренда грузовика из Нью-Йорка в Орландо стоит $2214, а обратно $1557 (разница $657, то есть надбавка в 42%).

Аренда грузовика из Нью-Йорка в Даллас стоит $2442, а обратно $1962 (разница $480, то есть надбавка в 24%).

Аренда грузовика из Сан-Франциско в Орландо стоит $3308, а обратно $1798 (разница $1510, то есть надбавка в 84%).

Аренда грузовика из Сан-Франциско в Даллас, стоит $3206, а обратно $1128 (разница $2078, то есть надбавка в 184%).

Для сравнения, грузовик из Нью-Йорка в Сан-Франциско стоит $3409, а обратно $3058 (разница $351, то есть надбавка всего в 11%).

Что заставляет людей покидать Сан-Франциско и Нью-Йорк? Что заставляет людей переезжать в Даллас и Орландо?

Сан-Франциско расположен в штате Калифорния, а Нью-Йорк – в штате Нью-Йорк. Оба штата в течении десятилетий являются бастионами левых политиков – бывших демократов, а ныне – социалистов и коммунистов.

Даллас расположен в штате Техас, а Орландо – в штате Флорида. Оба штата в течении десятилетий являются бастионами правых политиков – республиканцев и консерваторов.

Поэтому вопрос необходимо перефразировать так – что заставляет людей покидать те штаты, где правительство проводит левую социалистическую политику, и переезжать в штаты, где правительство проводит прагматичную правую политику?

При этом, как показывает пример с переездом из одного уголка американского социалистического рая – Сан-Франциско, в другой – Нью-Йорк, нетрудно заметить, что небольшая асимметрия в ценах присутствует и здесь. Но, скорее всего, эта асимметрия обусловлена тем, что климат в Сан-Франциско намного приятней, чем в Нью-Йорке.

Вне зависимости от того, каковы политические взгляды у тех американцев, которые уезжают из «демократических» штатов в «республиканские», проигравшими будут «демократические» штаты. Ведь большинство американских внутренних переселенцев просто повторяют путь многих талантливых людей, уехавших из социалистического рая под названием Советский Союз.

Демократы теряют свой электорат, и поэтому вынуждены проводить политику «открытых границ». Они видят в легализации нелегальных иммигрантов свою последнюю надежду.

Но инъекции социалистических преобразований в капиталистическую экономику приводят к серьезным дисбалансам, которые демократы предпочитают компенсировать инъекциями нелегальных иммигрантов в экономику.

При этом социалисты преследуют одну-единственную цель – легализовать участие нелегальных иммигрантов в выборах. Мэр Нью-Йорка коммунист Де Блазио открыто поддерживает идею того, чтобы 500 тысяч нелегалов, проживающих в Нью-Йорке, получили право голоса на местных выборах. А губернатор Калифорнии меньшевик Браун уже претворил это в жизнь – начиная с 1 апреля 2018 года, все жители Калифорнии, включая нелегальных иммигрантов, будут автоматически занесены в списки для голосования при обновлении своих водительских прав.

Индекс U-Haul показывает, что американцам это решительно не нравится. Американцы принимают участие в федеральных выборах каждые два года, но в промежутках между выборами они тоже голосуют – ногами. Точнее, грузовиками.