Где компромат на Трампа?

Прошел один день после бомбардировки Сирии крылатыми ракетами Союзников. Прошел другой, затем третий… Наконец, прошла неделя. А я все ждал, когда же Путин опубликует широко разрекламированный демократами компромат на Трампа. Ведь весь сыр-бор с «русским досье» на Трампа связан именно с тем, что Трамп якобы является марионеткой Путина из-за того, что Кремль имеет компромат на Трампа. В эту сказку, состряпанную по заказу Хиллари Клинтон, до сих пор верят многие. Даже уволенный Директор ФБР Коми.

Вместе с тем, мир до сих пор находится в некотором напряжении после ракетной атаки. Некоторые издания пишут, что эта атака была незаконной. Другие пишут, что Америка не должна и не может быть всемирным жандармом. Третьи пишут, что доказательств того, что эту химическую атаку совершил Ассад, нет (подробнее об этом в статье «Российский метод государственного самоубийства»).

Наконец, пишут о том, что атака союзников по Сирии – это начало Третьей Мировой войны. Но все эти мнения – это мнения людей, которые не видят и не понимают разницы между причинами конфликта и тем, что является его спусковым крючком – триггером.

К сожалению, многие до сих пор считают, что Первая Мировая война началась из-за того, что какой-то боснийский серб застрелил Эрцгерцога Фердинанда – наследника престола Австро-Венгерской империи. Это не так, господа. Боевые действия, действительно, начались после рокового выстрела Гаврилы Принципа, но это был просто триггер. А причины этой войны создавались десятилетиями, начиная с момента объединения множества мелких Германских государств Бисмарком.

Вторая Мировая война началась с провокации Третьего Рейха на границе с Польшей, но это был просто триггер. Причины Второй Мировой войны начали складываться за несколько десятилетий до событий 1 сентября 1939 года, еще до окончания Первой Мировой войны.

Атака Сирии крылатыми ракетами Союзников – это был ответ на атаку (возможно, химическую) на гражданское население Сирии. До сих пор не ясно, кто стоит за химической атакой, но ясно одно – эта атака на гражданское население не является причиной нынешнего конфликта. Это всего лишь небольшой эпизод более обширного военного конфликта на Ближнем Востоке.

Похоже, Ассад даже не понимает, какие исторические силы мешают этому бывшему офтальмологу быть диктатором Сирии. Силы стран-союзников США вмешались в смертельную схватку между мусульманами-суннитами и мусульманами-шиитами, которая ведется с VII века. Но впервые в эту схватку вступил Израиль – на стороне суннитов. А на стороне шиитов – коалиция стран Оси Россия-Сирия-Иран-Северная Корея. Поэтому санкции против России будут ужесточаться, Сирию будут продолжать бомбить, позорную сделку Обамы с Ираном Конгресс США скоро отменит, а Северная Корея, похоже, первая из стран Оси догадалась, что с Трампом лучше не связываться.

Кстати, если Кремль и в самом деле имеет компромат на Трампа (а в это верят все, кто также искренне верит в правдивость «русского досье»), то сейчас самое время его опубликовать.

Впрочем, демократы, которые более года раздували это фальшивое «русское досье», и здесь помогли Путину. Оказывается, Путин, зная фактический уровень российской экономики и российской армии, прекрасно понимает, что серия недавних унижений (очередные санкции, высылка дипломатов, разгром наемников в Сирии) – это ничто по сравнению с экспоненциально более болезненными унижениями Кремля в будущем, и придерживает этот компромат на тот случай, когда Трамп совсем распоясается и ситуация для Кремля станет совершенно безвыходная.

Спецслужбы России прекрасно провели эту кампанию дезинформации против США, используя в качестве канала связи горячее желание клинтонистов собрать как можно больше грязи на Трампа. Но кремлевская братва, как и демократы и все другие антитрапмписты, насмотрелись CNN, и были полностью уверены в том, что заказчик «русского досье» Хиллари Клинтон победит на выборах и все им сойдет с рук.

А победителей, как известно, не судят. Если они, конечно, не республиканцы.

The Russian Method of State Suicide

It seems that Russia, in its search for a suitable method of collective suicide, has decided to compensate for America’s supposed superiority in anti-missile defense systems with an enormously expensive one-sided arms race.

Russia decided to create missiles capable of almost 100% penetration of not just the existing, but also any future missile defense of the United States.  Of course, the Pentagon only shrugged – they know perfectly well about Russia’s tiny military budget.  Well, if Russia wants to go bankrupt unilaterally, so be it.  Trump’s administration will not interfere.  It will even help.

The fact is that the nuclear missiles currently in service in Russia can overcome any U.S. missile defense.  Not all of them, of course, but even a small percentage of missiles that penetrate are capable of wiping America off the face of the Earth many times over.  Conversely, U.S. missiles can overcome Russia’s missile defense.  It’s called parity, also known as “guaranteed mutual destruction.”  It is a confirmation of the old military adage: in a confrontation between the armor and the projectile, the projectile always wins.

The self-destruction of Russia in the form of a one-sided arms race is happening in broad daylight.  Russia never concealed its intentions.  In the West, all this was understood a long time ago.  Western politicians are also not hiding the results of their analysis.  The autocrat Putin is no longer invited to important international forums, and no one among prominent heads of states visits him.  Why should they?  The country under his leadership has become an outcast, and everything Russian has become politically toxic – but, strangely enough, at the same time, a convenient scapegoat.

Democrats are blaming Russia for the loss in the 2016 election.  The special prosecutor Robert Mueller investigates activities of Paul Manafort at the time when Manafort worked for Ukrainian president Viktor Yanukovych.  But Mueller himself also worked with Yanukovych during the same time.  Democrats accuse Russian hackers of hacking DNC emails, but for some reason, they refuse to provide the FBI with their servers for investigation.

Now, a year and a half after the election, it is safe to say that Russia played the same role in the American election of 2016 as it has been playing since the mid-1930s – none.  That is, efforts to destabilize America as the main adversary, of course, are underway.  They were conducted, starting from the time of Stalin, and with the same indispensable result: zero.

Of course, Tsar Putin does not want the destruction of America.  After all, the West is where he and his courtiers keep their billions.  He merely wants to destabilize America and thereby weaken the main oil and gas rival of Russia.

Republicans have other scores with Russia.  Under the leadership of Donald Trump, America has charted the course for complete energy independence.  The war against American mining and oil industries, initiated by Obama, had been canceled.  The United States has been the world’s number-one producer of natural gas for several years (Russia is second).  And six months ago, America reached a production level of 10 million barrels of oil per day.  That places it second in the world.  Russia is in first place with 12 million barrels of oil per day.

If things progress as they are, it will take ten years for America to catch up with Russia’s oil production.  And if Trump steps up the pace, as he has apparently decided to do, it will take only three years, no more – just in time for Trump’s re-election.  For Republicans, Russia is just business as usual, nothing personal.  However, the Democrats, who are openly anti-Russian, meet the anti-Russian démarches of Trump with enthusiasm.

Trump sees Russia not as a political adversary, but as an oil and gas competitor who has determined its own method of self-destruction.  Even so, who needs an adversary’s help when on a course of self-destruction?

Did Russia hack the email of the DNC and Hillary Clinton campaign?  Maybe.  But nobody is looking for an answer to this question, because no politicians need it.  They also do not need an answer to the question of who used chemical weapons in Syria.  Why look for one if nobody needs it?  Perhaps it was Russian chemical weapons, and perhaps not.  Did the Russian intelligence services poison their former spy, Sergei Skripal, in the United Kingdom?  Perhaps they poisoned him, or perhaps not.  No one is interested in the correct answer from the political standpoint.

After the aggression against Georgia and Ukraine, after disconnecting Europe from its natural gas supply during winter, after the downed Malaysian Boeing, after the formation of the caliphate and the annexation of Crimea, Russia practically gave carte blanche to all other countries to write off all their failures and all their problems.  As a result, the majority of international scandals in the world are now associated with Russia regardless as to whether Russia is in fact involved or not.  Even the U.N. has stopped accusing Israel on a daily basis (now the U.N. does this every other day).  The hostility the Axis countries – Russia-Iran-Syria-North Korea – to the West exists, if not de jure, then de facto, and is a convenient target.

For many years, Russia has acted thoughtlessly and become vulnerable to various false flag operations.  Without question, it is a self-inflicted wound.  It sounds irrational, but Russia methodically works toward self-destruction on all fronts – internationally, economically, and militarily.

Concurrently, Russia is trying to appeal to the common sense of the world community and to use international judicial procedures.  But the situation into which Russia has driven itself is not legal, but political.  Therefore, rhetorical questions from the Kremlin such as “Where is the evidence?” will not be useful.  After all, this is not a jury trial or a military tribunal; rather, it is international politics, which is apparently poorly taught at the KGB school.

Russia’s behavior over the next several years will be viewed by the West only as the caprices of a prisoner going to the gallows, who has already enjoyed his last supper provided to him by law.

 

[Originally published in American Thinker]


Good cop – bad cop: Sessions and Trump

After the FBI conducted its search of Michael Cohen, Trump’s personal lawyer, the entire press, both Republicans and Democrats, demanded decisive actions by President Trump.  Fire Mueller!  Fire Rosenstein!  Where is Attorney General Sessions?!  Everyone called for Trump’s response.

But the FBI’s search of Cohen was the response of the Washington swamp to a short television interview with Sessions about two weeks ago, followed by an official letter to the key Republican members of Congress, in which he casually noted that he had appointed a prosecutor to investigate what is known as “Clintonistas.”

It turns out that the prosecutor, Huber from Utah, has been working in tandem with the inspector general of the Department of Justice, Michael Horowitz, for more than six months.  They are investigating not just the abuses of the Obama’s FBI and Obama’s Department of Justice (wiretapping Trump, the infamous “Russian dossier” concocted by Hillary Clinton’s order), but also the uranium case, the corruption in the State Department, and the Clinton Foundation.

Trump’s impeachment has never been the primary task of the special prosecutor, Mueller; Deputy Attorney General Rosenstein; and other Clintonistas.  Impeachment is not a criminal, but a political process, and the impeachment process formally does not require a violation of the law.  Impeachment is a no-confidence vote when a politician is removed from his official post for some shameful, unworthy (but not criminal) deeds.

Why, then, does this whole investigation of Mueller exist, if such an inquiry of Trump’s criminal conspiracy with Putin does not help the Washington swamp to achieve the impeachment goal?

The task of Mueller is to keep Trump in suspense, precisely until the moment when the criminal prosecution of Clintonistas becomes impossible due to the statute of limitations.

The Sessions interview served as a trigger for the attack.  The “Demsheviks” felt that they were losing control of the situation.  They realized that they might be running out of time, so they decided on this extraordinary step.  It was a move designed to make Trump start raging and make a lot of political mistakes.

It took them about two weeks to master their tactics and to get permission from all the necessary authorities.  Of all the possible options, they chose what everyone was talking about two weeks ago – a porn star, Stormy Daniels, interviewing about sex with Trump 12 years ago.  Their imagination did not go any farther.

The searches of Cohen once again prove that there was no collusion between Trump and Putin.  If there had been a conspiracy, after two years of investigations, this information would have been leaked a long time ago.  And the Clintonistas would not have had to resort to the stripper, merely used as an excuse for searching Cohen to fight Trump.

But leftists are looking for the “Hand of Moscow” everywhere.  The last absurd example is the investigation by Mueller’s guys of how one Ukrainian billionaire, Victor Pinchuk, paid Trump’s charitable foundation 150 thousand dollars for his short lecture in 2015.  But they ignore the fact that the same billionaire paid Hillary Clinton more than $10 million.

Trump should not be twitching.  Firing these Clintonistas right now minimizes the potential effect of the investigation by Inspector General Horowitz of abuses in the FBI and the U.S.  Department of Justice.  The most significant political impact will be produced if these creatures of the Washington swamp still occupy their official posts on the day when the Horowitz report will be made public.

They could have been fired by Trump a long time ago, and justice would have triumphed, but Trump needs not just justice.  Trump needs not a victory by points.  Trump needs a political knockout.

The status of the inspector general does not allow him to directly refer the case to the court, although he has the right to recommend it.  For such cases, there are prosecutors, such as the prosecutor Huber.  The lawyer from provincial Utah understands that this is probably a once-in-a-lifetime chance.  Prosecutor Huber, like all of us, knows that the position of deputy attorney general of the United States will soon be available.

The search of Cohen is not a sign of the winning position of the Clintonistas.  It is the reaction caused by despair.  It is possible that this is their last card.  The amusing thing is, they were not caught by using multi-dimensional chess, but by the simple, age-old good cop-bad cop trick. 

[Originally published in American Thinker]


Хороший полицейский Сешнс и плохой полицейский Трамп

После сообщения об обыске, проведенном ФБР у Майкла Коэна, персонального адвоката Трампа, вся пресса – и республиканская, и демократическая – требуют от Трампа решительных действий. Уволить Мюллера! Уволить Розенштейна! Куда смотрит Генпрокурор Сешнс!

Все как один требуют от Трампа ответных действий.

Но обыски ФБР у Коэна – это был ответный шаг вашингтонского болота. Это был ответ на короткое телевизионное интервью Сешнса (а затем и официальное письмо ключевым республиканским членам Конгресса) около двух недель назад, в котором он вскользь заметил, что им назначен прокурор для расследования дел Клинтомафии.

Оказывается, прокурор Хубер из штата Юта уже боле полугода работает в тандеме с Генеральным Инспектором Министерства Юстиции Горовицем. Ими расследуются не только злоупотребления ФБР и Министерства Юстиции времен Обамы (слежка за Трампом, «русское досье» Трампа, состряпанное по заказу Хиллари Клинтон), но и урановое дело, коррупция в Госдепартаменте и Фонде Клинтонов.

Импичмент Трампа никогда не являлся основной задачей специального прокурора Мюллера, заместителя министра юстиции Розенштейна и других клинтонистов. Импичмент – этот не криминальный, а политический процесс, и для импичмента политика формально не требуется нарушения им закона. Импичмент – это вотум недоверия, когда политика смещают со своего официального поста за некие постыдные, недостойные (но не криминальные) поступки.

Зачем тогда все это расследование Мюллера, если такое расследование криминального сговора Трампа с Путиным никак не помогает вашингтонскому болоту добиться импичмента?

Потому что задача Мюллера – держать Трампа в подвешенном состоянии ровно до того момента, когда уголовное преследование Клинтомафии станет невозможным из-за истечения срока давности преступления.

Интервью Сешнса послужило сигналом к атаке. Демшевики почувствовали, что они теряют контроль над ситуацией. Они поняли, что могут не успеть, поэтому и решились на этот экстраординарный шаг. Шаг, рассчитанный на то, что Трамп начнет бушевать и наделает множество политических ошибок.

Им потребовалось около двух недель, чтобы выработать тактику действий и получить разрешение от всех необходимых инстанций. Из всех возможных вариантов они выбрали то, что было у всех на слуху две недели назад – раскрученное ими же интервью порнозвезды Шторми Даниэлс о сексе с Трампом 12 лет назад. Дальше их фантазия не пошла.

Обыски у Коэна еще раз доказывают, что никакого сговора между Трампом и Путиным не было. Если бы сговор был, то за два года расследования эту информацию уже давно бы слили, и Клинтомафии не пришлось бы привлекать к борьбе с Трампом порноактрису и стриптизершу, которую использовали просто как предлог для обысков у Коэна.

Но они, как известно, ищут «руку Москвы» везде. Последний смехотворный пример – расследование парнями Мюллера того, как один украинский миллиардер заплатил благотворительному фонду Трампа в 2015 году 150 тысяч долларов за его короткую лекцию, но при этом они оставляют в стороне тот факт, что этот же миллиардер заплатил Хиллари Клинтон более 10 миллионов долларов.

Трампу не следует дергаться. Если он уволит этих клинтонистов сейчас, то тем самым минимизирует эффект расследования Генеральным Инспектором Горовицем злоупотреблений в ФБР и Министерства Юстиции США времен Обамы. Наибольший эффект будет произведен тогда, когда эти обитатели вашингтонского болота будут занимать свои официальные посты в тот день, когда отчет Горовица будет обнародован.

Уволить их Трамп мог давным-давно, но тогда восторжествовала бы только справедливость, а Трампу, кроме справедливости (то есть победы по очкам), нужен политический нокаут.

Статус Генерального Инспектора не позволяет ему напрямую передавать дело в суд (хотя он имеет право это рекомендовать). Для таких дел существуют прокуроры. Такие, как прокурор Хубер. Юрист из провинциальной Юты прекрасно понимает, что это дело – именно тот единственный шанс в жизни, который, скорей всего, больше не повторится. Прокурор Хубер, как и все мы, знает, что место заместителя Генерального Прокурора США скоро освободится.

Обыск у Коэна – это не признак выигрышной позиции клинтонистов. Это реакция, вызванная отчаянием. Вполне возможно, это их последний козырь. И попались они не на трехмерных шахматах, а на элементарной и старой как мир разводке плохого и хорошего полицейского.

Российский метод государственного самоубийства

Первое, что пришло в голову после очередной (возможно, химической) атаки на гражданское население в Сирии – это Россия. Ничего конкретного из сообщений различных информационных агентств извлечь не удалось, но, тем не менее, на ум пришло именно слово «Россия», и никакое другое. И не только мне одному, но и подавляющему числу американцев. Почему?

Потому что здесь явно напрашивается аналогия с осужденным к высшей мере наказания, на которого очень удобно навесить все оставшиеся нераскрытые преступления. Все апелляции уже отклонены, дата казни преступнику уже определена, и хуже ему уже не будет.

Всем известно, что ядерная гонка вооружений в 50-х, 60-х, и 70-х годах ХХ века велась в основном США. А Советский Союз попросту блефовал. Блефовали и Хрущев, и Брежнев. Не было у СССР и доли тех ракет-носителей и боеголовок, которыми американские политики пугали свой народ. Это была по сути односторонняя гонка вооружений со стороны Америки, которая привела к существенному дисбалансу по ракетам и боеголовкам.

К моменту прихода к власти Рейгана военный бюджет СССР превышал военный бюджет США в долларовом исчислении примерно на треть (эффективность социалистической экономики всегда намного ниже, чем экономики капиталистической). Экономика США имела возможность роста и увеличения военного бюджета, а экономика Советского Союза, как Рейган и предполагал, не имела. Поэтому вступление СССР в новый двусторонний виток гонки вооружений окончательно подорвало экономику страны, и СССР развалился.

Теперь история повторяется, но с точностью до наоборот. Теперь Россия пугает всех американской угрозой (причем угрозой не наступательной, а оборонительной). Теперь якобы Америка имеет превосходство в системах противоракетной обороны (подчеркиваю – обороны).

Похоже, Россия в поиске подходящего метода самоубийства решила это превосходство компенсировать баснословно дорогой (и опять же односторонней) гонкой вооружений.

Россия решила создать ракеты, способные практически на 100% преодолеть не только существующую, но и любую будущую противоракетную оборону США. Разумеется, в Пентагоне только пожали плечами – там прекрасно знают о микроскопическом военном бюджете России. Ну хочет Россия обанкротиться в одностороннем порядке, ну очень хочет. Что ж, администрация Трампа этому мешать не будет. Даже поможет.

Дело в том, что даже те ядерные ракеты, которые стоят сегодня на вооружении России, могут преодолеть любую противоракетную оборону США. Не все, конечно, но даже тот небольшой процент ракет, которые преодолеют, способны стереть Америку с лица земли. Многократно. И наоборот – ракеты США могут преодолеть противоракетную оборону России. Паритет. Гарантированное взаимное уничтожение. Подтверждение старой военной истины: в противоборстве брони и снаряда всегда побеждает снаряд.

Самоуничтожение России с помощью односторонней гонки вооружений – у всех на виду. Россия своих намерений никогда не скрывала. В западных коридорах власти все это поняли довольно давно, и результаты своего анализа тоже не скрывают. Самодержца Путина перестали приглашать на серьезные международные форумы, к нему перестали ездить. А зачем? Страна под его руководством стала страной-изгоем, а все российское стало политически токсичным, но, как ни странно, очень удобным.

Демократы сваливают на Россию проигрыш на выборах 2016 года. Специальный прокурор Мюллер расследует деятельность Пола Манафорта в тот период времени, когда Манафорт работал на Януковича (но и сам Мюллер в тот же период времени тоже работал с Януковичем). Демократы обвиняют российских хакеров во взломе их электронной почты, но почему-то отказываются предоставить ФБР свои сервера для проведения расследования.

Теперь, по прошествии полутора лет, можно с уверенностью сказать, что Россия сыграла в американских выборах 2016 года ту же роль, какую она играет с середины 30-х годов прошлого века – никакую. То есть усилия по дестабилизации Америки как основного противника, конечно, ведутся. Ведутся, начиная еще со сталинских времен, и с тем же непременным – нулевым – результатом.

Конечно, царь Путин не хочет уничтожения Америки – ведь именно на Западе он и его придворные хранят свои миллиарды. Он хочет дестабилизировать Америку и тем самым ослабить основного нефтегазового конкурента России.

В самом деле, финансирование дестабилизационных усилий Кремля находилось в 2016 году на уровне 0.001% всего американского рынка политической рекламы. То есть для придворных, реально близких к Путину, информационная кампания в Фейсбуке была просто-напросто хорошим методом распила российского государственного бюджета.

Республиканцы имеют с Россией другие счеты. Под руководством Трампа Америка взяла курс на полную энергетическую независимость страны. Война против американских шахтеров и нефтяников, инициированная Обамой, прекращена. США уже несколько лет занимают первое место в мире по добыче природного газа (на втором месте – Россия). А полгода назад Америка вышла на рубеж в 10 миллионов бочек нефти в день, то есть на второе место в мире. На первом же месте – Россия с 12 миллионами бочек нефти в день.

Если ничего не предпринимать, то лет через десять Америка догонит Россию по добыче нефти. А если, как решил Трамп, предпринимать? Тогда года через три, не больше – аккурат к выборам Трампа на второй срок. И республиканцы, для которых Россия – это просто бизнес, ничего личного, и демократическая оппозиция, настроенная крайне антироссийски, встречает антироссийские демарши Трампа с восторгом.

Но Трамп видит в России не политического противника, а нефтегазового конкурента, который практически определился с методом самоуничтожения. И которому необходимо помочь расправиться с самим собой.

Украла ли Россия электронную почту ЦК Демократической партии и выборной кампании Хиллари Клинтон? Возможно. Но ответ на этот вопрос никто не ищет, потому что ответ этот политикам не нужен. Как не нужен им и ответ на вопрос о том, кто использовал химическое оружие в Сирии. Зачем искать ответ на вопрос, если этот ответ никому не нужен? Возможно, это было российское химическое оружие, а возможно, и нет. Отравили ли российские спецслужбы своего бывшего шпиона Скрипаля в Великобритании? Возможно, отравили, а возможно, и нет.  Кто – с политической точки зрения – заинтересован в правильном ответе? Никто.

После агрессии России против Грузии и Украины, отключения Европы от газоснабжения во время зимы, сбитого малазийского Боинга, формирования Халифата и аннексии Крыма Россия практически дала карт-бланш всем другим странам списывать на нее все свои неудачи и все свои проблемы.  В результате большинство международных скандалов в мире теперь связывается непременно с Россией – даже Израиль в ООН перестали обвинять каждый день (теперь ООН это делает через день). Враждебная странам Запада ось Россия-Иран-Сирия-Северная Корея если и не существует де-юре, существует де-факто, и является очень удобной мишенью.

Россия в течение многих лет действовала достаточно бездумно и фактически сама подставилась. Россия методично работает над тем, чтобы самоуничтожиться на всех фронтах – на международном, экономическом и военном. Она забивает голы в свои ворота один за другим.

При этом Россия пытается апеллировать к здравому смыслу международного сообщества и использовать международные юридические процедуры. Но ситуация, в которую Россия сама себя загнала, не юридическая, а политическая. Поэтому вопросы из Кремля типа «А где доказательства?» не будут иметь никакого эффекта. Ведь это не суд присяжных и не военный трибунал, а международная политика, которую в Высшей школе КГБ преподают из рук вон плохо.

Поведение России в ближайшие 6 лет будет рассматриваться на Западе просто как капризы идущего на казнь, который уже насладился положенным ему по закону последним ужином.


Trumps’ Strategy

President Trump’s tactical moves are widely publicized by the media. Now, more than one year after assuming the presidency, enough data have been accumulated to define Trump’s strategy with a certain degree of accuracy.

What is his main task? Where is the vector of his primary efforts directed?

Opposition publications represent Trump’s actions as absolute chaos – constant and unpredictable reshuffling in the government, increasing external taxes (tariffs) and reducing domestic taxes, restrictions on immigration, the deliberate disintegration of ObamaCare, and withdrawal from the Paris climate agreement. This list is quite extensive. And almost every day the press receives a gift from Trump, another bone – he declares something politically incorrect on Twitter again, or he fires someone, or orders to strike another country with 60 Tomahawk missiles. The biased media has to abandon covering a subject that seemed relevant yesterday, and switches to a discussion of a more recent “scandal.”

This is all reminiscent of the actions of a skillful magician who deliberately draws the attention of the audience to his left hand at a time when his right hand is making the most imperceptible movement for which the whole trick was conceived.

So what’s the intrigue?

In fact, Trump’s policy is very tricky, and only a few have figured out his game. After all, Trump did not target immigrants. He did not target international trade. He did not target women’s rights. He did not target “global climate change.”

Trump is swinging at the complete destruction of the Democratic Party by gradually squeezing the Democrats out of the American political arena.

That is how Trump used to deal with competitors in the construction business, and he is not about to change his habits. The complete bankruptcy of competitors is the only real measure of success for him. He knows this very well, having been in the shoes of the defeated several times.

One of his strikes is the new tax legislation. Since January 2018, state taxes over $12,000 per year are not deductible from federal taxes. This move will severely affect the states with high local taxes – California, New York, New Jersey. Of course, these states are bastions of American socialism, and these states will suffer the most. As a result, Trump’s tax reform will deprive the Democratic Party of significant sources of funding.

Also, Trump’s blow on illegal immigration deprives the Democratic Party of their contrived illegal voter base. It is possible that this will lead to the emergence of a new, genuinely democratic Democratic Party at the site of the present socialist Democratic Party of America.

In American politics, there is a whole spectrum of the neo-Marxist movements: communists, socialists, anarcho-communists, Social Democrats, and other leftists. The Democratic Party of the United States is one of them. At a time when most Americans are discussing whether a wall will be built on the southern border of the United States or not, the Leftists are faced with Hamlet’s problem – to be or not to be?

It is because the entire American Leftist ecosystem understands that stopping illegal immigration is a grave threat. It means the loss of the electorate. It means extinction. It means political death.

Trump skillfully switched the leftists’ hysterics about the wall on the border with Mexico in another direction by sending the National Guard to protect the southern border. A few days later, when the entire opposition had already forgotten about the wall, Trump forced another reboot on the opposition by canceling the long-term idiotic immigration practice of “catch and release.” Because the half-life of the news cycle is about 24 hours, the opposition immediately forgot about the National Guard and began discussing the question of where Trump will build concentration camps for Hispanics.

They can be understood. Leftists, of course, realize what the sovereignty of the country is, but if one chooses between sovereignty and political survival, Leftists want survival. The return to the census of the citizenship question is evaluated by the Leftists from the standpoint of survival. Hence the hysterics.

Like the immigration issue, the American public opinion of implementing external taxes (tariffs) was divided.

But the left opposition on the issue of tariffs missed the most important point again. For Trump, both tariffs and immigration are the matter of, not foreign, but domestic policy.

As with immigration, Trump, by initiating tariffs, is preparing for the elections in November 2018. And Trump uses one of the essential cards – jobs. After all, new jobs in the industrial Midwest will significantly weaken the position of the Democrats and put an end to their insane ideas about the victorious revenge in 2018 and the impeachment of President Trump.

Put yourself in Trump’s place – he could leave everything as is and not bother with all these tariffs, and not create favorable conditions for business in the Midwest. At the same time, the prices for steel and aluminum in the U.S. market would remain unchanged, but the Republican majority in the Congress would be in jeopardy.

As a result, Trump receives the support of a massive block of voters in the Midwest, where economic stagnation has been evident for many decades. In this scenario, the Democrats will become political losers well beyond 2018. The road to the White House will be closed to them for decades. The states of Ohio, Pennsylvania, West Virginia, Michigan, and Wisconsin are unlikely to return to the Democratic camp any time soon.

Finally, it is necessary to recall one more winning Trump strategy – the partial repeal of ObamaCare. As we know now, Obama himself never thought of ObamaCare as a law governing medical care in America. As a socialist, Obama conceived it as a law for the redistribution of wealth from one group of American citizens to another group of citizens. The medical services were chosen merely as a mechanism for this wealth redistribution. As a result, ObamaCare has two components – financial (additional taxes) and medical (facade, smoke screen, distracting maneuver).

Additional taxes to the federal government is the main component. The lion’s share of these taxes was supposed to be used for subsidies to those Americans who do not have enough money to buy health insurance.

That is, by tricking taxpayers, Obama tried to create a special category of Americans – an eternal Democratic electorate. Why eternal? Because the dependence on handouts from the federal government is a condition that cannot be treated.

It was this financial component that Republicans managed to repeal. Meanwhile, the facade of ObamaCare – its medical part – remained practically unchanged. Of course, depriving ObamaCare of financial support would mean its imminent political death, and with it – the hopes of the Democrats for the eternal electorate.

From the opposition point of view, the White House is in a state of chaos. But from the standpoint of preparing for elections, Trump’s policy is well thought out and is oriented toward achieving the main strategic objective – a GOP wave this November.

This strategic goal of Trump is cleverly concealed by a veil of truths, half-truths, and sheer disinformation, which the left opposition voluntarily, free of charge, and with dull enthusiasm helps Trump to distribute.

Time works against the Leftists. There is every reason to believe that 2018 – the year of the bicentenary of the birth of the idol of the modern Democrats Karl Marx – will lead to another defeat of the opposition.

[Originally published in American Thinker]