Between the Lubyanka rock and the Langley hard place

A few days after the meeting between Trump and Putin in Helsinki, one can make an unambiguous conclusion: the Russian intelligence services outmaneuvered the remnants of Obama’s corrupt FBI and the CIA leadership when Putin invited Mueller’s investigators to come to Moscow and interrogate twelve Russian state hackers. Of course, Russian military officers are not threatened, but during this interrogation, Mueller’s investigators will have to unconsciously disclose what they do and do not know about the Main Intelligence Directorate (military intelligence, commonly abbreviated as GRU), and SVR, the successor of KGB.

Putin’s condition for Americans interrogating Russian operatives would be that Russian interrogators would also be able to come to America with the privilege of interrogating American operatives. At the same time, Putin said that some U.S. intelligence agents were involved in the transfer of $400 million from Russia to Hillary Clinton’s campaign (the next day Putin corrected a slip of the tongue – thousands, not millions of dollars).

The unprecedented arrival of Russian investigators to America and interrogation of secret agents of the FBI or the CIA is what Obama’s Deep State has in fact achieved. Trump was not ready for this turn of events; he was placed between a rock and a hard place.

On the one hand, it is about his intelligence services. At the head of the FBI and the CIA are his people. On the other hand, the top echelons of the American intelligence services are corrupt fighters of the bureaucratic troops of the Obama’s Deep State, who, as we now know, are participants in a conspiracy against Trump. A plot first aimed at winning the Presidency by Hillary Clinton, and then, after losing it – to squeeze out Trump from the White House.

Until recently, agent Peter Strzok was one of the leaders of U.S. counterintelligence, who, as we now know from the hearings in Congress, demonstrates all the clinical symptoms of a psychopath. Also, there is every reason to believe that he, like Obama’s right-hand advisor Valerie Jarrett, was the conductor of Obama’s pro-Iranian policy. He, like Jarrett, grew up and was raised in Iran, and then – in Saudi Arabia.

According to some sources, it was Strzok that was the channel of communication between the Director of the CIA (possible) communist Brennan and Obama, and the regime of religious fanatics of Iran. In addition, the Strzok family has deep ties with the Clinton family, and one of the relatives of Strzok, General James Cartwright, leaked information about the mysterious American-Israeli Stuxnet computer virus (the virus that destroyed many Iranian centrifuges). Obama issued a presidential pardon to him just three days before the end of his term.

Should the current President defend such intelligence services? Should the current President trust them one hundred percent? Should the President believe those who organized politically-motivated electronic and human surveillance of him and his campaign? Should the President trust those who openly and demonstratively hate him? Put yourself in Trump’s shoes: on the one hand, American intelligence services he inherited from Obama have betrayed him treacherously, and on the other hand, he finally has a sense of what the Russian intelligence services are capable of.

Trump witnessed that Putin was also well prepared for the meeting in Helsinki. The soccer ball from the World Cup, presented to Trump, and the offer to exchange prosecutors was not impromptu, but the result of meticulous homework. It was designed specifically for the press conference stunt, and not for closed room negotiations.

Look again at the recording of the press conference of Trump and Putin. For Trump, the offer to exchange of prosecutors was a complete surprise. Apparently, Putin did not offer him anything like that at the meeting. Trump immediately realized what the political consequences of the arrival of Russian prosecutors in Washington for interrogation of American intelligence officers (de jure – his spies, and de facto – the spies of Obama) could be, and a grimace flashed across his face.

It seems that neither Trump nor the Obama’s Deep State expected such a strong move from Putin. The Clintonistas thought that by fanning the Russian-Tramp fantasy, they would be engaged in purely domestic affairs, and Russia would not be involved in this matter. It turns out that contrary to expectations, Russia wanted to take part in this matter too, pursuing its own goals.

Russia’s strategic goal is to destroy America as an oil and gas rival. Their tactical goal is creating a smokescreen for this strategic goal.

Unfortunately, many do not understand that there are two storylines currently running in parallel. First, Russia has been trying to interfere in the internal affairs of the United States since the mid-1930s, and second – Trump has secretly conspired with Putin and is his puppet. If the first storyline is a reality, then the second one is a fiction. Why? If only because in favor of the first there are numerous pieces of evidence, and for the second there are just the inflamed imaginations of the supporters of Princess Hillary.

American leftists on the issue of Trump-is-Putin-marionette went all-in. They don’t have any other political ammunition left, nor do they have different ideas about the defeat in the 2016 election and the imminent collapse in the 2018 elections.

Why did the leftists go crazy now, accusing Trump of all sins? Not only because they do not have a political alternative to Trump, but because the cacophony of their cries about Helsinki is due to paint a horrible picture of the possible future that Putin showed them.

Imagine this– the interrogation of Clintonistas deeply embedded in U.S. intelligence, an interrogation that is conducted by notorious experts in questioning from the KGB/FSB headquarters at Lubyanka Square.

The primary task of leftists has now become preventing the exchange of prosecutors. What political price are they willing to pay for this?

P.S. The Russian intelligence services of Putin outfoxed the remnants of Obama’s U.S. intelligence services in the field of PR. However, immediately after the meeting in Helsinki, the U.S. dollar and the U.S. stock market rushed up, and the ruble and the Russian stock market fell (this trend has been going on for several days already). In other words, those people who turn trillions of dollars for a living, correctly understood who won the fight in Helsinki by words, and who won – by deeds.

 

[Originally published at The Gateway Pundit]

Между молотом Лубянки и наковальней Ленгли

Сейчас, по прошествии нескольких дней после встречи между Трампом и Путиным в Хельсинки, можно сделать однозначный вывод – российские спецслужбы переиграли коррумпированные обамовские ФБР и ЦРУ, когда Путин предложил следователям Мюллера приехать в Москву и допросить 12 российских государственных хакеров. Разумеется, российским офицерам ничего не грозит, но во время этого допроса следователи Мюллера вынуждены будут невольно раскрыть, что они знают и чего они не знают о ГРУ и СВР.

Кроме того, Путин объявил обязательным условием этого визита ответный визит российских следователей в Америку для допроса агентов американских спецслужб. При этом Путин заявил, что некие американские агенты спецслужб были замешаны в переводе 400 миллионов долларов из России Хиллари Клинтон (на следующий день Путин исправил оговорку – конечно, речь шла о тысячах, а не о миллионах долларов).

Беспрецедентный приезд десанта российских следователей в Америку и допрос ими секретных агентов ФБР или ЦРУ – вот чего фактически добилось теневое правительство Обамы. Трамп оказался не готов к такому повороту событий, потому что оказался между двух огней.

С одной стороны, речь идет о его спецслужбах. Во главе ФБР и ЦРУ стоят его люди. С другой стороны, высшие эшелоны американских спецслужб – это коррумпированные бойцы марксистско-бюрократических войск теневого правительства Обамы, которые, как мы теперь знаем, являются участниками заговора против Трампа. Заговора, сначала направленного на выигрыш Хиллари Клинтон, а затем, после ее проигрыша – на выдавливание Трампа из Белого Дома (подробнее об этом – в статье «Блеск и нищета американских спецслужб»).

Напомню, что до недавнего времени одним из руководителей американской контрразведки был агент Питер Строк, который, как мы теперь знаем по слушаниям в Конгрессе, демонстрирует все клинические симптомы психопата. Кроме того, есть все основания полагать, что он, как и правая рука Обамы Валери Джаррет, был проводником проиранской политики Обамы. Он, как и Джаррет, рос и воспитывался в Иране, а затем – в Саудовской Аравии.

По косвенным данным, именно Строк был каналом связи между Директором ЦРУ коммунистом Бреннаном и Обамой, с одной стороны, и режимом религиозных фанатиков Ирана. Кроме того, семья Строков связана с семьей Клинтонов, а один из родственников Строка – генерал Джеймс Картрайт – слил в прессу информацию о секретном американско-израильском вирусе Stuxnet (этот вирус разрушил множество иранских урановых центрифуг), сознался в этом, но президент Обама за три дня до окончания своего президентства его помиловал.

Должен ли нынешний президент защищать такие спецслужбы? Должен ли нынешний президент доверять им на все 100%? Должен ли президент доверять тем, кто преступно организовал за ним электронную и агентурную разведку? Должен ли президент доверять тем, кто открыто и демонстративно ненавидит его? Поставьте себя на место Трампа – его предательски подставили его собственные, американские спецслужбы, унаследованные от Обамы, а с другой стороны – он на своей шкуре почувствовал, на что способны российские спецслужбы.

Трамп убедился, что Путин тоже хорошо подготовился к встрече в Хельсинки. И футбольный мяч с чемпионата мира, подаренный Трампу, и предложение обменяться прокурорами явно были не экспромтами, а домашними заготовками, причем именно для пресс-конференции, а не для переговоров тет-а-тет.

Посмотрите еще раз запись пресс-конференции Трампа и Путина – для Трампа обмен прокурорами явился полной неожиданностью, ничего подобного Путин ему во время встречи тет-а-тет не предлагал. Трамп сразу понял, каковы могут быть политические последствия приезда русских прокуроров в Вашингтон для допроса американских разведчиков (де-юре – его разведчиков, а де-факто – разведчиков Обамы), и на его лице промелькнула гримаса.

Мне кажется, что ни Трамп, ни теневое правительство Обамы не ожидало от Путина такого сильного хода. Клинтонисты думали, что, раздувая российско-трамповский скандал, они занимаются чисто внутриполитическими делами, и Россию это дело не касается. Оказалось, что, вопреки ожиданиям, Россия тоже захотела поучаствовать в этом деле, преследуя свои собственные цели.

Стратегическая цель России – уничтожение Америки как нефтегазового конкурента, а тактическая – создание дымовой завесы для этой стратегической цели.

К сожалению, многие так и не понимают, что параллельно существуют две сюжетные линии. Первая – Россия пытается вмешиваться во внутренние дела США с середины 1930-х годов, а вторая – Трамп заключил секретный сговор с Путиным и является его марионеткой. Если первая сюжетная линия – реальность, то вторая – фикция. Почему? Хотя бы потому, что в пользу первой существуют многочисленные улики и доказательства, а по поводу второй существует только воспаленное воображение сторонников принцессы Хиллари.

Американские леваки в вопросе о Трампе-марионетке Путина пошли ва-банк. Других политических резервов, других идей по поводу поражения на выборах в 2016 году и по поводу грядущего поражения в 2018 году у них нет.

Почему леваки просто с ума посходили, обвиняя Трампа во всех грехах? Не только потому, что у них нет политической альтернативы Трампу. Какофония их воплей по поводу Хельсинки обусловлена той ужасной картинкой из возможного будущего, которую им продемонстрировал Путин.

Только представьте себе эту картину – допрос глубоко законспирированных клинтонистов, который проводится матерыми специалистами по допросам с Лубянки.

Теперь основная задача леваков состоит в том, чтобы обмен прокурорами не состоялся. Какую политическую цену они готовы за это заплатить?

P.S. Российские спецслужбы Путина переиграли американские спецслужбы Обамы на поле PR. Но сразу после после встречи в Хельсинки американский доллар и американский фондовый рынок рванули вверх, а рубль и российский рынок акций упали (эта динамика продолжается уже несколько дней). Другими словами, люди, которые ворочают триллионами долларов, прекрасно поняли, кто выиграл схватку в Хельсинки на словах, а кто – на деле.

President and the Erzatz-Tsar

American politics have borrowed a lot of ideas from sports. Nowadays, everyone has become familiar with certain phrases that we use in everyday life, often without even thinking about their origins.  For example, the phrase “pull no punches” originated in boxing, and the proverbial “drop the ball” came from football.  The well-known rule of “three strikes and you’re out” came from baseball.  The latter is the best way to characterize President Trump’s attitude toward Vladimir Putin.

It seems that leftists in America still cannot forgive Putin for the destruction of the ideals that were nurtured in the West by the Soviet intelligence for decades.  They somehow hoped that Putin would recreate the ideal society from their point of view – the Soviet Union.

However, Putin built not left-wing authoritarianism, but an ersatz emulation of authoritarianism of Tsarist Russia instead.

If left-wing authoritarianism was the goal of all “useful idiots” in the West, then royal authoritarianism, even in the ersatz version, evoked memories of the nineteenth-century Russian autocrats.  This explains the unbridled hatred of all American leftists both for Putin and for modern Russia.

Right-wingers in America have never experienced such an irrational hatred of Russia.  For the conservatives, the USSR had always been an adversary, perhaps the main probable enemy, but not the object of hatred.  This is why those on the right showed extraordinary compassion for their enemy when they were defeated in the Cold War.

For the right, the USSR has never been an idol, and its overthrow did not mean the end of the world.  From a conservative point of view, the defeat of the USSR preordained only one thing: on the ruins of the USSR, American-friendly countries will soon be formed (as it was after the previous military conflicts of America – remember Germany, Japan, Spain, Great Britain).  This, as we know, did not happen. Instead of dealing with his internal affairs, Putin decided to play in the prime political league – with the U.S.

Putin made his first mistake in 2013 when he did not permit Trump to build a hotel in Russia.  He made his second mistake in 2016 when he did not respond to a letter from Trump’s lawyer about the assistance in the building of the same Trump Tower in Moscow.  There was a message sent to the public e-mail address of the Putin’s spokesman, and it received no answer.

Of course, we’ve known for a long time that not responding to business letters is a part of modern Russian culture, but Trump is used to an entirely different treatment.  (By the way, if you believe the conspiracy theorists, Trump is Putin’s puppet, and therefore it is utterly unclear why Trump had to contact Putin via an open communication channel, and why he used intermediaries).

The third, final blunder Putin made, was while trying to insert kompromat (i.e., dirt) fabricated by Russian intelligence on Hillary Clinton and Donald Trump at the height of the 2016 election campaign.  We all know that the attempt to foist dirt on Hillary through Trump’s campaign had failed because Jared Kushner somehow smelled the rat (remember the lawyer, Natalia Veselnitskaya?)

However, the dirt on Trump was not only foisted, but even sold.  Russian intelligence managed to sell a “Russian dossier” to Hillary Clinton’s campaign, and get paid by her for this fake.  More precisely, Russians got only part of the money.  A considerable part of the money was put into the pockets of mediators – a former resident of British intelligence in Moscow Christopher Steele, opposition research firm Fusion GPS, and the law firm Perkins Coie LLP.

Trump learned about the fabricated “Russian dossier” and its origin two weeks before his inauguration in January 2017.  This was the last straw for Trump. If during 2016, Trump still had hope that his curtsey towards Putin would lead to the construction of another Trump Tower in Moscow, then immediately after the inauguration, Trump took up what he knows best in his life as a builder – the destruction of his competitors.  Perfectly planned demolition with a charming smile on his face.

In addition to the ever-increasing economic, political, and diplomatic sanctions against Russia, Trump began destruction of the anti-American Axis Russia-Syria-Iran-North Korea.  All these countries are under U.S. sanctions, but Trump took aim for a complete split of this coalition and recently began the process of North Korea’s withdrawal from the Axis.  Trump canceled Obama’s shameful deal with Iran.  The growing U.S. oil and gas industry leads to a reduction in oil prices and slowly but surely stifles the primary sponsors of the Syrian regime – Russia and Iran.

The United States is rapidly catching up with Russia regarding oil production.  According to recent estimates, America will become the world’s largest oil producer in less than a year.  Add to this global leadership in natural gas production, which is a position our country has held for several years.  It should be expected that the United States will soon become not only the world leader in oil and gas production but also the world leader in energy exports.

Trump realized that the client was ripe when Putin began to actively seek for foreign intermediaries to meet with Trump (incidentally, another question for conspiracy theorists – why did Putin suddenly need intermediaries if Trump is a FSB agent and is directly connected with FSB headquarters at Lubyanka Square in Moscow)?

To make sure that Putin understands him, Trump arranged an arm-twisting performance in Brussels with NATO partners.  As a result, all the parasitic countries which for decades were under the protection of American taxpayers will finally (at the risk of the U.S. withdrawing from NATO) begin to allocate 2% of their gross domestic product (GDP) for military needs.

On average, NATO countries (except the United States, with approximately 4% of GDP) spend about 1% of their GDP on defense, and as a rule, the farther away a country is from Russia, the less that percentage is.  On a world scale, the United States accounts for about 40% of worldwide military spending, and the combined share of the remaining 28 NATO countries is only 15%.  Under the pressure of Trump, their contribution may double.  As a result, NATO would account for more than two-thirds of world military expenditures.  Not bad result for the “Kremlin marionette in the White House,” not bad at all.

Years ago, when Putin looked into Bush’s eyes, he saw the victor, who nobly extended a helping hand to the defeated.  When Putin looked into Obama’s eyes, he saw a narcissistic “useful idiot.”

When Putin arrived in Helsinki and looked into Trump’s smiling eyes, he saw his political death.

 

[Originally published at American Thinker]

Президент и Эрзац-Царь

Американская политика заимствовала очень многое из спорта. Всем хорошо знакомы фразы, которые мы употребляем в повседневной жизни, зачастую даже не задумываясь об их происхождении. Например, из бокса в политику пришла фраза “pull no punches” («рубить с плеча»), из американского футбола – “drop the ball” («не достичь цели»). А из бейсбола пришло всем известное правило “three strikes and you are out”.

«Три промаха – и ты удален с поля».

Эта фраза как нельзя лучше характеризует отношение Трампа к Путину.

Похоже, леваки в Америке до сих пор не могут простить Путину разрушения идеала, который создавался на Западе советскими спецслужбами в течение десятилетий. Они почему-то надеялись, что Путин воссоздаст идеальное с их точки зрения общество – СССР.

Вместо этого Путин построил не левый авторитаризм, а эрзац-эмуляцию авторитаризма царской России.

Если левый авторитаризм был пределом мечтаний всех «полезных идиотов» на Западе, то царский авторитаризм даже в эрзац-варианте вызвал у них воспоминания о милом их душе большевистском перевороте 1917 года, а Путин стал ассоциироваться с российскими самодержцами XIX века. Этим объясняется безудержная ненависть всех американских леваков и к Путину, и к современной России.

Правые силы в Америке никогда не испытывали подобной иррациональной ненависти к России. Для консерваторов СССР всегда был противником, причем основным вероятным противником, но не предметом ненависти. Именно поэтому правые силы проявили благородное сострадание к противнику, потерпевшему поражение в холодной войне.

Для правых СССР никогда не был идолом, и его свержение отнюдь не означало конец света. Поражение СССР означало, с точки зрения консерваторов, только одно – на развалинах СССР в скором времени должны будут сформироваться дружественные Америке страны (как это и было после предыдущих военных конфликтов Америки – вспомним Германию, Японию, Испанию, Великобританию). Но, как мы знаем, этого не произошло.

Трамп, в полном соответствии с официальной республиканской доктриной, не должен был испытывать к России никаких чувств. Ни положительных, ни отрицательных. Вообще никаких. Россия – слишком маленький экономический конкурент Америки, чтобы думать о ней. В самом деле, если представить себе экономику Америки размером с Трампа, то экономика России будет размером примерно с крысу. Но Путин, вместо того, чтобы заниматься своими внутренними делами, решил поиграть в высшей политической лиге – на территории США.

Первый промах Путин допустил, когда в 2013 году не разрешил Трампу построить отель в России. Второй промах Путин допустил, когда в январе 2016 года не ответил на письмо персонального адвоката Трампа о содействии в постройке того же отеля Трампа в Москве. Письмо было отправлено на публичный электронный адрес руководителя пресс-службы Путина. Ответа не последовало.

Разумеется, нам всем давно известно, что не отвечать на деловые письма является частью современной российской культуры, но Трамп привык к совершенно другому обращению. (Кстати, если верить конспирологам, Трамп – марионетка Путина, и поэтому совершенно непонятно, зачем Трампу было связываться с Путиным по открытому каналу связи, да еще и через посредников).

Третий, финальный промах Путин допустил, пытаясь внедрить сфабрикованный спецслужбами России компромат на Хиллари Клинтон и Дональда Трампа в разгар выборной кампании 2016 года. При этом попытка всучить компромат на Хиллари через выборную кампанию Трампа провалилась (подробнее об этом – в статье «Протоколы шпионских мудрецов»).

Но компромат на Трампа удалось не только всучить, но даже и продать. «Русское досье на Трампа» российские спецслужбы умудрились продать выборному штабу кампании Хиллари Клинтон, и получить с нее деньги за эту фальшивку. Точнее, только часть денег. Немалую часть денег положили к себе в карман посредники – бывший резидент британской разведки в Москве Ричард Стил, компания Fusion GPS, и адвокатская компания Perkins Coie.

Трамп узнал о сфабрикованном «русском досье» и об его происхождении за две недели до инаугурации, в январе 2017 года. И это явилось для Трампа последней каплей. Именно в этот день Путин превратился в его глазах из эрзац-царя в личного врага. Если в течение 2016 года у Трампа все еще теплилась надежда на то, что его реверансы в сторону Путина приведут к постройке очередного небоскреба Trump Tower в Москве, то сразу после инаугурации Трамп занялся тем, что он умеет делать лучше всего в жизни – разорением конкурентов. Причем разорением с обязательной обаятельной улыбкой на лице.

Кроме постоянно нарастающих экономических, политических, и дипломатических санкций против России, Трамп принялся разрушать антиамериканскую Ось стран Россия-Сирия-Иран-Северная Корея. Все эти страны находятся под американскими санкциями, но Трамп взял курс на полный расколол этой коалиции и недавно начал процесс вывода Северной Кореи из Оси. Трампом отменена позорная сделка Обамы с Ираном. Растущая американская нефтегазовая индустрия приводит к уменьшению цен на нефть и медленно, но верно душит основных спонсоров сирийского режима – Россию и Иран.

США стремительно догоняют Россию по объему добычи нефти. По последним оценкам, Америка станет самым крупным производителем нефти в мире менее чем через год. Добавим к этому мировое лидерство США по добыче натурального газа, которое наша страна занимает уже несколько лет. Следует ожидать, что США в скором времени станут не только мировым лидером по производству нефти и газа, но и мировым лидером по экспорту энергоносителей.

Трамп понял, что клиент созрел, когда Путин стал интенсивно искать зарубежных посредников для встречи с Трампом (кстати, еще один вопрос конспирологам – зачем Путину вдруг понадобились посредники, если Трамп – агент КГБ и связан с Лубянкой напрямую?)

Чтобы быть совершенно уверенным, что Путин его понимает, Трамп устроил в Брюсселе спектакль с выкручиванием рук партнерам по НАТО. В результате все страны-паразиты, которые десятилетиями находились под защитой американских налогоплательщиков, наконец-то (под угрозой выхода США из НАТО) начнут вкладывать 2% своего валового национального продукта на военные нужды.

В среднем страны НАТО (за исключением США с примерно 4%) расходуют на оборону около 1% валового национального продукта, причем, как правило, чем дальше страна от России, тем меньше этот процент. В планетарном масштабе на США приходится около 40% всех военных расходов, а на остальные 28 стран НАТО – только 15%. Под давлением Трампа их вклад вырастет примерно вдвое. В результате на НАТО будет приходиться более 2/3 всех мировых военных расходов. Неплохой для «марионетки Кремля в Белом Доме» результат…

Когда Путин заглянул в глаза Бушу, он увидел руку победителя, который благородно протягивает руку помощи побежденному. Когда Путин заглянул в глаза Обаме, он увидел самовлюбленного «полезного идиота».

Когда Путин приехал в Хельсинки и заглянул в глаза улыбающемуся Трампу, он увидел свою политическую смерть.

Слушайте Давидзон Радио с моим участием

Понедельник, 16 июля, с 17:10 до 19:00 по Нью-Йорку в передаче Бориса Гулько «Рикошет».

Интернет-трансляция http://www.davidzonradio.com/index620.php

Телефон прямого эфира (с 18:05 до 19:00): +1-718-303-9090

12 Russians cast in Bob Mueller’s theater of the absurd

While President Trump sat in the historic chair of Winston Churchill at the official residence of British prime ministers in a London suburb, the special prosecutor Mueller indicted twelve spy officers of the Russian Main Intelligence Directorate of the General Staff (i.e., Military Intelligence, commonly abbreviated as GRU).

I listened with horror to Deputy Attorney General Rosenstein’s press conference, and with no less horror, I read the indictment.  Well, Friday the 13th usually does not bode well.

The enormity of the situation is that Mueller violated the unwritten rules of counter-espionage, which were forged through many trials and errors over thousands of years.  One of these unwritten rules says the detected spy no longer poses a threat.  It is not necessary to arrest, or indict, or imprison him.  You can try to convert him into a double agent, but the probability of success cannot be predicted.

A much more effective method of working with an unmasked spy is to use the spy as a channel for disinformation.  Keep him in the dark.  Use the spy so he does not even know about it, and that his reputation among his colleagues and his leadership remained untainted.

Mueller’s indictment publicly disclosed the names of a dozen GRU officers engaged in computer espionage.  What will the GRU leadership do?  Of course, they will begin to treat their work with a certain degree of disbelief, knowing that they are all potential targets.  In other words, Mueller slammed the door in front of the FBI counterintelligence officers.  The FBI will not be able to flip these Russians, nor provide them with disinformation.

This is only a small part of the subversive activities of Mueller’s team.  Much more significant damage to America could be from the trial itself.

Mueller expects that this will not happen – Russia will never extradite GRU officers.  However, Mueller’s action may trigger an unusual response from the Russians.  They can send one of the indicted officers to America on a crucial provocative mission.  GRU may choose, for example, the prettiest guy with excellent English; hire an expensive and prestigious American law firm; provide money; and put him on a plane.  He is facing just a few years in comfortable federal prison.  Per Russian espionage tradition, one year in jail will be counted as five, and he will return to his homeland a hero.

To put him in prison, Mueller will have to present evidence to the court.  In this lies the problem.

Intentionally or unintentionally, Mueller revealed in the indictment information no one should ever have known.  Mueller made it clear that the counterintelligence of the United States had obtained access to the GRU computer network, from which practically all the data for the indictment were taken. 

Lawyers for an impudently smiling Russian officer will demand (on legal grounds) all the details of how information about their client was obtained.

This is the most sacred triad in intelligence: means, methods, and sources.  To protect them, all intelligence services of the world spend more money and effort than on espionage itself.  Now Mueller, instead of utilizing these Russians in accordance with unwritten rules, has accused Russian officers publicly and will have to present evidence of their guilt in not a closed, but an open trial.

Leftists in America are dissatisfied with the fact that Mueller time and again has found no evidence that Trump is Putin’s puppet.  The right-wingers in America are unhappy with the fact that Mueller recruited a team of prosecutors exclusively from Hillary’s ardent admirers.

Professional counterintelligence agents from the FBI resent this theater of the absurd.  From a national security point of view, it does not matter why Mueller did it the day after the Democrats’ disgraceful behavior during Agent Strzok’s hearings in the House of Representatives, or why Mueller did it almost on the eve of the meeting between Trump and Putin in Helsinki.

From a national security point of view, the much more important question is why he did it.  Mueller’s move was not judicial, but political, at the potential expense of national security.

 

[Originally published at American Thinker]

Театр прокурорского абсурда

В то время, когда президент Трамп сидел в историческом кресле Уинстона Черчилля в официальной резиденции британских премьер-министров в пригороде Лондона, специальный прокурор Мюллер передал дело в суд на двенадцать российских офицеров-шпионов Главного Разведывательного Управления Генерального Штаба (ГРУ).

Я с ужасом слушал пресс-конференцию заместителя генерального Прокурора США Розенштейна об этом. С не меньшим ужасом я прочитал и обвинительное заключение прокуроров. В самом деле, пятница 13-е ничего хорошего обычно не сулит.

Чудовищность ситуации состоит в том, что Мюллер нарушил неписанные правила контр шпионажа, которые выковывались путем множества проб и ошибок в течение тысячелетий. Одно из таких неписанных правил говорит о том, что вычисленный вражеский разведчик уже не опасен. Его нет необходимости ни арестовывать, ни привлекать к суду. Его можно попытаться перевербовать, но вероятность успеха в этом деле, разумеется, невозможно предсказать.

Гораздо более эффективный метод работы с разоблаченным разведчиком – использовать его в качестве канала распространения дезинформации. Использовать втемную. Использовать так, чтобы он сам об этом даже не подозревал. Так, чтобы его репутация среди своих коллег и его руководства осталась незапятнанной.

Обвинительное заключение Мюллера публично раскрыло имена дюжины офицеров ГРУ, занимающихся компьютерным шпионажем. Как поступит руководство ГРУ? Правильно, они начнут относиться к их работе с недоверием, зная, что все они теперь являются потенциальными объектами перевербовки. Другими словами, Мюллер захлопнул перед носом контрразведчиков из ФБР дверь. ФБР не сможет теперь ни перевербовать этих русских, ни сливать через них дезинформацию. Но это – лишь небольшая часть подрывных действий команды Мюллера.

Гораздо больший ущерб Америке приведет само судебное разбирательство. Разумеется, Мюллер рассчитывает на то, что таковое не состоится – Россия никогда не выдаст офицеров ГРУ.

Но вот направить в Америку одного из этой дюжины с важной провокационной миссией они могут. Выберут, например, самого симпатичного, с хорошим английским, наймут дорогую и престижную американскую адвокатскую фирму, снабдят деньгами и посадят в самолет. Грозит ему немного, всего несколько лет в комфортабельной федеральной тюрьме. Один год в тюрьме будет засчитываться как пять для стажа российского офицера, и на родину он вернется героем. Но для того, чтобы посадить его в тюрьму, Мюллеру придется представить суду доказательства его вины.

Вот в этом и состоит главная проблема.

Умышленно или неумышленно, Мюллер обозначил в обвинительном заключении то, что никто и никогда не должен был знать. Мюллер дал понять, что контрразведка США получила доступ к компьютерной сети ГРУ, откуда и были взяты практически все данные для обвинительного заключения.

Адвокаты нагло улыбающегося русского офицера потребуют (на абсолютно законных основаниях) все детали того, как информация об их подзащитном была добыта. А это – самое святое в разведке. Средства, методы, и источники. На их защиту все разведки мира тратят больше средств и усилий, чем на сам шпионаж.  Но Мюллер, вместо того, чтобы использовать этих русских по назначению, обвинил русских офицеров публично, и должен будет представить доказательства их вины не на закрытом, а на открытом судебном процессе.

Левые в Америке недовольны тем, что Мюллер опять не нашел доказательств того, что Трамп – марионетка Путина. Правые в Америке недовольны тем, что Мюллер набрал команду прокуроров исключительно из горячих поклонников Хиллари.

Профессионалы-контрразведчики из ФБР, разумеется, негодуют по поводу этого театра абсурда. С точки зрения национальной безопасности неважно, почему Мюллер сделал это на следующий же день после позорного поведения демократов на слушаниях агента Строка в Палате Представителей. Или почему он сделал это практически накануне встречи Трампа и Путина в Хельсинки.

С точки зрения национальной безопасности гораздо более важен вопрос, зачем он это сделал. Его шаг, скорее всего, не юридический, а политический, и реальной жертвой ситуации станут не русские хакеры, а национальная безопасность Америки.